Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ние действия носят практический характер. Так, когда мы рассматриваем предмет, мы со­вершаем внешнее действие. За движением глаз можно наблюдать, эти действия можно даже заснять на пленку. Но ведь глаз предметы не изменяет, и И. М. Сеченов был прав, назвав, в этом смысле, наш глаз «теоретиком».

Таким образом, теоретические действия мо­гут протекать у человека как во внутренней, так и во внешней форме.

Человек выполняет тысячи различных внеш­них и внутренних, практических и теоретиче­ских действий. И этому он учится в течение всей жизни, постепенно. Например, взрослые учат ребенка держать предметы, ходить, гово­рить, слушать, видеть, думать. Конечно, каж­дое новое поколение добавляет в человеческую сокровищницу знаний и умений что-то свое. Но начинает свой путь оно с овладения тем богат­ством, которое добыто до него.

В самом деле, разве мог Эйнштейн создать теорию относительности, не изучив физико-математических наук, сложившихся до него? Разве могли наши авиаторы создать сверхско­ростные самолеты, не изучив всей истории са­молетостроения? И так во всем: прежде чем что-то сделать свое, новое, надо хорошо овладеть тем, что уже сделали другие.

Как же человек учится практическим и тео­ретическим действиям? Вспомните, как вас учили кататься на велосипеде, работать в школьных мастерских. Вам показывали, как выполняется действие, вы смотрели, а потом пробовали повторить его сами. Вначале у вас не получалось, вам показывали еще раз, обра­щали ваше внимание на ошибки, и постепенно вы научились правильно выполнять действия. Именно так обычно и учат практическим дей­ствиям: пилить, работать на токарном станке, шить и т. д. Практические действия можно по­казать. И человек, плохо или хорошо, посте­пенно научится их выполнять. Но как научить­ся теоретическим действиям? Как овладеть тем, что совершают не руками, а про себя, в голове? Как показать содержание этих действий, чтобы обучающийся понял, что и как он должен де­лать.

На помощь нам приходят действия внешние. Они дают возможность невидимые, внутренние действия сделать видимыми. Посмотрите, как первоклассник учится такому действию, как сложение в уме. Разве он сразу выполняет его про себя? Нет, сначала он производит сложе­ние руками: образует из палочек, косточек слагаемые, соединяет их, пересчитывает. Но в

дальнейшем руки начинают освобождаться: они перестают соединять слагаемые, затем пересчи­тывать и сумму. Эти операции производятся глазом, а потом и он в этом не участвует. Дей­ствие полностью совершается в уме, про себя. Итак, действие из практического постепенно превращается в теоретическое. В конце концов вместо палочек складываются числа. И теперь, прибавляя в уме к трем четыре и получая семь, ученик уже никаких действий с предмета­ми не производит и никаких семи предметов от сложения не получает. Это значит, что дей­ствие сложения полностью стало теоретическим, внутренним.

Возьмем другой пример. Уже в школьные годы человеку часто приходится производить умственный анализ: выделять части цветка, не нарушая практически его целостности; выделять в задаче вопрос и условия.

Откуда появляется это умение разделять в уме целое на части? Оно, как и сложение в уме, образуется тоже из внешнего действия. Кому неизвестно, что маленькие дети произво­дят анализ практически: они руками отделяют части предмета. И без такого практического разделения предметов на части человек не мо­жет научиться анализировать в уме, про себя. Маленькие дети ко всему тянутся руками и не­редко ломают игрушки. Чаще всего они делают это, желая узнать, из чего сделана игрушка, что внутри у нее. Это их первые аналитические опыты. Кажется, что общего между действиями ребенка, разбирающего игрушку на части, и действиями ученого, анализирующего космиче­ские явления, математические формулы. И все же такой простой практический анализ, кото­рый ребенок производит во время игр, служит основой теоретического, научного анализа.

Но внешние, практические действия не сра­зу становятся внутренними. Вначале они пре­образуются в речевую форму. Так, после того как ребенок научится считать на палочках, он не сразу переходит к счету про себя, а считает какое-то время вслух и только после этого в уме. Теперь вам должно быть понятным, по­чему некоторые ученики, особенно младших классов, не умеют готовить уроки молча. Дей­ствия мышления, памяти, необходимые при подготовке уроков, у этих учеников еще не перешли во внутреннюю форму. Они их могут выполнять только с помощью внешней речи. Постепенно эти действия становятся внутрен­ними, и тогда школьник готовит уроки молча,

Теоретические действия выполняются очень — быстро, и это позволяет человеку за короткое

272