Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

подкорковых узлов мозга, а у насекомых — группами нерв­ных клеток, сосредоточенных в передних отделах нервной це­почки и известных под назва­нием «передние нервные ганг­лии». Эти аппараты, клетки ко­торых хранят наследственную память, обеспечивают унаследо­ванное инстинктивное поведе­ние. Если в ответ на прос­тые сигналы из среды осущест­вляются некоторые сложные врожденные акты, если, вос­принимая блеск воды, комар на­чинает откладывать яички на блестящую поверхность, а паук, воспринявший вибрацию пау­тины, бросается на жертву, ес­ли едва вылупившийся из яйца грач в ответ на колебания гнез­да раскрывает рот в ожидании пищи — все это врожденные, инстинктивные формы поведе­ния. Они осуществляются на основе наследст­венно закрепленной информации, хранящейся в клетках переднего ганглия, подкорковых узлов или «древней коры».

Какие же мозговые механизмы создают слож­ные и изменчивые программы поведения в тех случаях, когда животное, а тем более человек должны приспособиться к меняющимся усло­виям среды, выработать новые формы активной деятельности? Что направляет эти виды деятель­ности? Какие системы мозга регулируют ее?

Здесь мы переходим к одной из самых важных и сложных проблем — к строению и функциям лобных долей мозга. Размер их огромен: у человека лобные доли занимают больше чет­вертой части всех мозговых полушарий... Что они делают, какова их роль? Этот вопрос до­ставил много забот сотням ученых всех стран, и долгие годы они не могли получить на него правильный ответ.

Попробуем раздражать лобные доли мозга электрическим током. Это раздражение не вызы­вает ни зрительных, ни слуховых, ни осяза­тельных образов, а также и никаких движений.

Посмотрим на человека, у которого из-за ранения или опухоли мозга пришлось уда­лить значительную часть лобных долей. Он про­должает так же видеть и слышать, ощущать при­косновение, двигаться, говорить и понимать обращенную к нему речь, как это было и до операции.

Пути сетчатой формации головного мозга.

Неужели же лобные доли мозга совершенно бездействуют? Нет, это далеко не так!

Полвека назад Павлов провел такой опыт: у одной собаки удалил все задние отделы полу­шарий, оставив лобные доли; у другой, наобо­рот, удалил обе лобные доли мозга и сохранил его задние отделы. Стало ли различным поведе­ние этих собак?

Вот что писал Павлов, подводя итоги опыта: «Если вы у собаки вырежете всю заднюю часть больших полушарий, то вы получите животное в общем совершенно нормальное. Оно будет опознавать носом и кожей и вас, и пищу, и всевозможные предметы, с которыми оно встре­чается. Оно завиляет хвостом, когда вы его погладите... Оно выразит свою радость, узнав вас, но такое животное не будет на вас реаги­ровать, если вы далеко стоите, т. е. оно не пользуется в нормальной мере глазами. Такая собака пользуется очень мало глазом и ухом, а в остальном она вполне нормальна.

Если же вы вырежете переднюю часть больших полушарий, то перед вами будет, по-видимому, глубоко ненормальное животное. Оно не имеет никакого правильного отношения ни к вам, ни к своим товарищам — собакам, ни к пище, которой оно и не найдет, ни вообще ко всем предметам, ее окружающим. Это со­вершенно исковерканное животное, у него, по­-видимому, не осталось никаких признаков це­лесообразного поведения.

269