Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Разные участки коры головного мозга при раздражении дают определенные галлюцинации.

какие-то цветные круги перед глазами!» Второе раздражение— «Смотрите, передо мной пламя!» Такие же возгласы вызывают, третье и четвертое раздражения.

Раздражая электрическим током кору голов­ного мозга, мы вызвали зрительное ощущение, на этот раз возникшее без участия глаза. Но вот хирург сдвигает электрод немного в сторо­ну. Здесь находятся клетки второго и третьего слоев. Они, как мы знаем, устроены иначе. Хирург прикасается электродом к этому новому участку, и что же? Он слышит голос больного: «Что это такое? Я вижу людей, цветы... Я вижу моего приятеля, он машет мне рукой!»

Итак, если раздражение электрическим то­ком первого участка коры вызвало лишь нео­формленные зрительные ощущения, то такое же раздражение второго участка коры привело к появлению сложных зрительных образов, оформленных зрительных галлюцинаций.

Однако этим еще не исчерпывается тот слож­ный мозговой аппарат, который лежит в осно­ве зрительного восприятия. Сами затылочные области коры находятся под постоянным влия­нием еще более сложных отделов коры головного мозга. Эти отделы, связанные с организацией сложных произвольных движений и с речевой деятельностью, позволяют включать зрительные процессы в еще более сложные системы управления. Они дают возможность человеку пере­вести глаза направо или налево, когда он хо­чет увидеть какой-либо предмет с той или иной стороны. «Передние глазодвигательные цент­ры» позволяют превратить зрение в активный процесс и составляют неотъемлемую часть слож­ного центрального аппарата зрения.

Такую сложную систему приборов представ­ляют мозговые механизмы, лежащие в основе зрительного восприятия. Они включают в свой состав участки, в которых происходит первич­ная обработка зрительных раздражений, а так­же участки, в которых эти раздражения соот­носятся друг с другом, с раздражениями, по­лученными другими органами чувств, со следами прежнего опыта. Наконец, в их состав входят участки, связывающие зрительный процесс с двигательными аппаратами коры головного моз­га и с теми ее зонами, которые лежат в основе речевой деятельности. Все эти операции и составляют сложную систему мозговых зон. Это участки сложного зрительного восприятия.

СЛУХ, ОСЯЗАНИЕ, ДВИЖЕНИЕ

Мы рассмотрели сложный аппарат, который И. П. Павлов назвал аппаратом зрительного анализа и синтеза или зрительным ана­лизатором, и увидели, какой длинный путь проходят возбуждения, вызванные свето­выми сигналами, какая область коры головного мозга принимает участие в создании зрительных образов.

Как же обстоит дело с другими видами ощу­щений — слухом, осязанием? Имеют ли они свои особые аппараты в коре головного мозга? Где искать те мозговые приборы, которые регу­лируют наши движения? Существуют ли в коре головного мозга участки, которые являются мозговыми аппаратами управления нашими мышцами?

Эти вопросы тщательно изучены, и на многие из них получены ответы.

Войдем сначала в лабораторию анатома, изучающего тонкое строение нервной системы и головного мозга. Он покажет нам много ин­тересного.

Вы уже видели, как в сетчатой оболочке глаза начинаются тончайшие нервные волокна и как они идут к центральным станциям зри­тельного анализатора. А знаете ли вы, что точь-в-точь такое же строение имеют и другие части нервной системы?

Рассмотрим внимательно нервные приборы, воспринимающие мир звуков. И. П. Павлов называет их слуховым анализатором.

Вот внутреннее ухо — тончайший набор струн. Они находятся в жидкости особого при­бора, называемого улиткой внутреннего уха. Эти струны разной длины, и каждая из них

261