Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

недуг очень неподатлив в лечении. Оттого-то он и привлек Филатова. Ведь против легко из­лечимых болезней средства уже давно найдены. Остались самые трудные. Ученый решил при­менить здесь свой метод.

На лице одной девушки уже много лет зия­ла незаживающая туберкулезная язва. Врачи, испробовав все способы, разуверились в исце­лении. Да и сама девушка утратила надежду на выздоровление. Она так и сказала Филатову: «Ни во что не верю». Сняв с ее лица повязку, ученый увидел сплошные багровые рубцы и гнойники. Да, тут было над чем задуматься. И все же он не отступил.

Выкроив из-под челюсти больной лоскут кожи, он заменил его трупным. Болезнь поне­многу начала отступать. Тогда Филатов сде­лал еще несколько пересадок. Язвы пошли на убыль. Безнадежная больная вышла из кли­ники здоровой.

Он испробовал этот способ много раз. Иног­да добивался разительных успехов, случалось

ему и горевать по поводу неудач. Биогенные стимуляторы — возбудители жизни, как на­звал он вещества, образующиеся в трупной ткани,— овладели его мыслями на много лет. Он не искал в них спасения от всех неду­гов. Но многие болезни они помогали излечи­вать.

Вклад В. П. Филатова в медицину не огра­ничивается пересадкой роговицы и тканевой терапией. Он разработал много других интерес­ных методов лечения глазных болезней. Им создана особая методика пластических опера­ций на лице и других частях тела. Почти пол­века «филатовский стебель» широко применяет­ся в восстановительной хирургии.

Герой Социалистического Труда академик Владимир Петрович Филатов был крупным советским ученым. Он предложил много новых операций, диагностических приборов и хирур­гических инструментов. Страстно преданный своему делу, он до глубокой старости оставался искателем новых путей в науке.

НИКОЛАЙ НИЛОВИЧ БУРДЕНКО

(1876-1946)

Это произошло в июне 1904 г., в разгар рус­ско-японской войны. Возле маньчжурской дерев­ни Вафангоу шел жестокий бой. На поле сра­жения тут и там лежали раненые, но помочь им было некому. Расположенный неподалеку ме­дицинский отряд из-за царившей на фронте неразберихи не получил вовремя приказа, не знал, где необходима медицинская помощь, и стоял в бездействии.

- Считаю позорным дальше оставаться на месте,— заявил Николай Бурденко, студент-медик, добровольно приехавший на фронт.— Мы обязаны искать раненых, а не дожидаться, пока они найдут нас. Кто со мной, пошли!

Небольшая группа двинулась к передовым позициям. Скоро она вышла на линию ружей­ного огня. Засвистели пули. Не видя и не слы­ша ничего, Бурденко перевязывал раненых. Одного, другого, третьего. Вот молодой медик склонился над распростертым солдатом, и в ту же минуту пуля пробила ему руку. Подполз ротный санитар.

- Не меня, не меня,— сердито отказался от помощи студент.— Ему помогай,— указал он на лежащего без сознания солдата.

Только убедившись, что раненый перевязан и отправлен в тыл, Бурденко позволил перевя­зать и свою руку. В этом эпизоде — весь Ни­колай Нилович Бурденко, человек долга, стро­гий, подчас суровый, но полный беззаветной любви к труженику войны — солдату. Впослед­ствии он стал знаменитым врачом, всемирно известным ученым, главным хирургом Совет­ской Армии. Но навсегда главной целью его жизни осталась забота о том, чтобы на войне раненый боец получал самую быструю и са­мую совершенную хирургическую помощь.

В 1906 г. медицинский факультет Юрьев­ского (Тартуского) университета присудил Н. Н. Бурденко диплом «лекаря с отличием». Тридцатилетний врач прошел к этому времени большую школу жизни. Ему — студенту из бедной семьи — приходилось много работать. Не раз выезжал он в деревни на борьбу с эпи­демиями тифа, черной оспы, скарлатины. Но напряженный труд не отдалял его от товарищей. В студенческие годы Николай Бурденко был душой всех сходок и демонстраций револю­ционно настроенного студенчества, поэтому по­лиция держала его под особым наблюдением.

248