Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

остановило его. Смолоду он занимался изуче­нием операций по замене роговицы. Первую пе­ресадку он провел еще в 1912 г. Слепой не прозрел. Новые попытки — и новые разочаро­вания. Впору было бросить начатое дело — оно почти не сулило успеха. Но Филатов был упо­рен. Провалы его огорчали, но не расхолажи­вали. Он настойчиво искал путь к поставленной цели. Не так-то легко оказалось приживить крохотный кусочек спасительной ткани. Боль­ная роговица принимала этого «гостя» в шты­ки — чужая ткань гибла. Действовал закон тканевой несовместимости. С годами Филатов преодолел эту трудность. Он научился переса­живать лоскуток здоровой роговицы, взятый из удаленного глаза. Но тут возникла новая не­преодолимая трудность. Где взять материал для этих «заплаток»? Ведь роговицу можно до­бывать только из глаза.

Эта серьезная преграда, по существу, завела все дело в тупик. Тонкие, усовершенствован­ные Филатовым приемы операции оставались втуне: не было пересадочного материала. Уче­ный, целиком отдавшийся своей идее, мысленно не расставался с ней ни днем, ни ночью.

Многие медики прочитали в специальном журнале сообщение врача-экспериментатора Мажито об удачной пересадке слепому роговицы мертворожденного. Прочитали и забыли. А для Филатова этот маленький факт, потонувший в тысяче других, стал опорной точкой, которая позволила ему произвести решительный перево­рот в лечении незрячих. Он понял, что единст­венная надежда на успех — трупная роговица.

Живительная сила пересаженного кусочка мертвой ткани оказалась огромной. Она не только служила новым окошком, но и активно содействовала просветлению прилегавших уча­стков больной роговицы. Между живой и мерт­вой тканью происходил таинственный процесс, который делал мутные клетки прозрачными.

Мертвая ткань приживлялась без капризов— она утратила _ свои чужеродные свойства. И еще одну особенность подметил наблюдатель­ный ученый. Выдержанная перед операцией в холодильнике, она значительно повышала свои целебные свойства. Филатов не преминул вос­пользоваться этим открытием.

Он взял у трупа роговицу и, продержав ее три дня на холоде, пересадил слепому. Слепой прозрел. Роговица не только прижилась, но осталась чистой и прозрачной. Холод сделал ее жизнеустойчивой, приспособил к новым условиям. Так Филатов заставил частицу мертвого организма служить живому.

Владимир Петрович Филатов.

Но тогда он сам еще в какой-то мере был «слепым», точнее, действовал вслепую. Ученый не знал, что происходит с мертвой тканью на холоде, какие процессы превращают ее в источ­ник веществ, подхлестывающих жизнь. Объяс­нение пришло значительно позже. Зато глав­ную задачу Филатов решил: отныне у него было много пересадочного материала.

Тысячи операций сделал Филатов и его сотрудники в Украинском институте глазных болезней. Они убедились, что подсадка кусочка охлажденной роговицы почти всякий раз вы­зывает просветление бельма. И тогда Филатов снова задумался. Он решил расширить приме­нение своего метода.

В самом деле, рассуждал ученый, если подсадка трупной роговицы обладает целебными свойствами, то отчего же не попытаться испро­бовать с лечебной целью другие ткани. Он решил использовать жизненные силы, которые таятся в кусочке ткани, для борьбы со многими болезнями, и главным образом с такими, кото­рые плохо поддаются обычным методам лече­ния.

Для первого случая он выбрал волчанку — туберкулез кожи. Этот тяжелый хронический

247