Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

новением металла, а результат его — сокраще­ние мышц.

Получилось нечто вроде лейденской банки, скорее, даже целой батареи таких банок.

Свое открытие Гальвани опубликовал в осо­бом трактате (1791). О нем заговорили и врачи, и физиологи, и физики. «Животное электриче­ство» было не просто интересной новостью: оно открывало огромные возможности для электролечения.

Открытие Гальвани очень заинтересовало физиков и физиологов. Оно привлекло внима­ние и профессора физики университета в Павии Алессандро Вольта.

Алессандро Вольта еще в ранней молодости увлекался физикой. Его первой научной работой была статья о лейденской банке (1769), следую­щей — о новой конструкции электрической ма­шины. Затем последовал ряд изобретений: чувствительный электроскоп, водородная лам­па и др.

Прочитав трактат Гальвани о «животном электричестве», Вольта занялся повторением и проверкой описанных в нем опытов. Сначала он соглашался с объяснениями Гальвани, но за­тем отказался от них. Талантливый физик-экспериментатор, Вольта увидел и понял многое такое, чего не замечал и не понимал Гальвани-физиолог. Проделав ряд опытов, Вольта при­шел к выводу, что никакого «животного элект­ричества», возникающего в самом организме, нет. Ток вызывается соприкосновением двух разнородных металлов, разделенных влажной прокладкой. Сама же препарированная лягуш­ка служит своеобразным измерителем возник­шего тока — «животным электрометром», гораз­до более чувствительным, чем любой иной элект­рометр.

Гальвани не согласился с таким объясне­нием замечательного явления. Он предпринял ряд новых опытов. Ему хотелось получить со­кращение мышц без прикосновения металлов: ведь тогда объяснение Вольта потеряет свою силу. Проделав множество опытов над сот­нями лягушек, он Добился своего: опыт удался. Перерезанный седалищный нерв был положен на одну из мышц задней лапки. И когда этот нерв прикоснулся к мышце, она сократилась. Теперь уже не приходилось ссылаться на ме­талл: его не было. Перед наблюдателем лежала лишь препарированная лягушка. Этим опытом было положено начало электрофизиологии.

Конечно, Вольта не сдался: он продолжал доказывать свою правоту. Новые и новые опы­ты... Они привели Вольта к замечательному

Алессандро Вольта.

открытию. В 1800 г. он описал свой «вольтов столб» — изобретение, которое произвело ре­волюцию в науке об электричестве. «Вольтов столб» состоял из 20 пар медных и цинковых. кружков; их разделяли суконные прокладки, смоченные соленой водой. Это столь простое на вид сооружение было первым в истории нау­ки источником длительного постоянного тока. Через 2 года русский академик В. В. Петров изготовил «столб», состоящий из 4200 пар кружков.

Вольта проделал много опытов, пропуская ток через самые разнообразные ткани и орга­ны. Оказалось, что гладкие мышцы кишечника менее возбудимы, чем поперечнополосатые мыш­цы ноги или иной части тела, что прохождение тока через глаз человека вызывает ощущение вспышки света. Когда пропускался ток через язык, появлялось ощущение кислого или ще­лочного вкуса, смотря по тому, к каким частям языка прикасались два разнородных металла.

И всюду Вольта-физик видел одно и то же: живой организм лишь так или иначе отвечает на раздражение током, но и только. Гальвани-физиолог, наоборот, упорно отстаивал свою точку зрения: живые ткани организма сами являются источником тока.

С тех пор прошло полтораста лет. Многие ученые занимались изучением «животного элект­ричества». И время показало, что были правы оба — и Гальвани и Вольта. Наука электро­физиология изучает электрические явления, на­блюдаемые в организме. Они сопровождают процессы, протекающие в теле, в его тканях и органах. Это проявление того «животного электричества», о котором писал Гальвани,

219