Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

существ — микроорганизмов, которые играют огромную роль в природе и в жизни человека.

Отдельные наиболее прозорливые умы и ра­нее высказывали смутные догадки о существо­вании каких-то мельчайших, не видимых про­стым глазом существ, повинных в возникнове­нии и в распространении заразных болез­ней. Но все эти догадки так и оставались только догадками. Ведь никто никогда не видел, да и не мог видеть таких мелких ор­ганизмов.

Левенгук был первым человеком, который увидел микробов. Это замечательное открытие он мог совершить только потому, что своими руками сделал такие увеличительные стекла, которые до него никто и представить себе не мог. Конечно, это было не то, что называют микроскопом. Сложные приборы, состоящие из нескольких увеличительных стекол, т. е. микроскопы, были изобретены значительно позже.

«Микроскоп» Левенгука — это, по существу, очень сильная лупа. Она увеличивала до 250—300 раз. Такие сильные увеличительные стекла в то время были совершенно неизвестны. Линзочки, т. е. увеличительные стекла Левенгука, были очень малы — величиной с крупную горошину. Пользоваться ими было трудно. Кро­хотное стеклышко в оправе на длинной ручке приходилось прикладывать вплотную к глазу. Но, несмотря на это, наблюдения талантливого и трудолюбивого голландца отличались для того времени большой точностью.

Антони ван Левенгук родился и почти все время жил в Делфте, в Голландии. Всю жизнь он занимался самой скромной работой: сначала торговал мануфактурой, а потом служил в го­родской ратуше Делфта. Еще в молодости Ле­венгук научился изготовлять увеличительные стекла, увлекся этим делом и достиг в нем изу­мительного искусства. Долгие-долгие часы он рассматривал в них все, что попадалось па глаза: кусочек мяса, каплю дождевой воды или сенного настоя, хвостик головастика, глаз му­хи, сероватый налет* со своих зубов и т. п. Каково же было его изумление, когда в зубном налете, в капле воды и многих других жидко­стях он увидел несметное множество живых существ. Они были очень разнообразны и име­ли вид палочек, спиралей, шариков. Иногда эти существа обладали причудливыми отрост­ками, или ресничками. Многие из них быстро двигались.

Антони ван Левенгук.

Вот что писал Левенгук в английское Ко­ролевское общество о своих наблюдениях над налетом с зубов: «С величайшим удивлением я увидел под микроскопом невероятное коли­чество маленьких животных, и притом в таком крошечном кусочке вышеуказанного вещества, что этому почти невозможно было поверить, если не убедиться собственными глазами».

Сейчас, через 250 лет, мы прекрасно знаем, как огромно может быть количество микробов: ведь они настолько малы, что в одном кубиче­ском миллиметре жидкости помещается не­сколько миллиардов бактерий. А возбудителей (вирусов) таких заразных болезней, как грипп, которые мельче бактерий, еще больше. Их можно увидеть только в электронный микро­скоп, позволяющий наблюдать предметы уве­личенными в несколько сотен тысяч раз.

Со времени Левенгука и до наших дней нау­ка о микроорганизмах микробиология прошла большой и славный путь. Она выросла в широко разветвленную область знания и имеет очень большое значение для медицины, сельского хозяйства, промышленности, для по­знания законов природы и всей практической деятельности человека. Десятки тысяч иссле­дователей во всех странах мира неутомимо изу­чают огромный и многообразный мир микро­скопических существ. И все они чтут Левенгу­ка — выдающегося голландского биолога, по­ложившего начало науке о микробах — микро­биологии.

ЛУИДЖИ ГАЛЬВАНИ

(1737 — 1798)

И АЛЕССАНДРО ВОЛЬТА

(1745—1827)

Сотням миллионов людей знакомы такие обиходные вещи, как «лампочка в 127 вольт», «лампочка в 220 вольт». Не так у/к редко можно услышать и слова «гальванизация», «гальванопластика», «гальванический ток». От­куда взялись эти слова? В их основе имена двух итальянских ученых Гальвани и Вольта. Оба они внесли огромный вклад в изучение явлений электричества.

Луиджи Гальвани родился в городе Боло­нье и здесь же окончил университет, в котором до последнего года своей жизни был профес­сором анатомии и медицины. Гальвани был известен как опытный хирург, но громкого имени медицина ему не дала. В начале своей научной деятельности он занимался изучением анатомии птиц. Этими исследованиями ученый внес свой вклад в анатомию, но мировую славу принесли ему работы по изучению «животного электричества», как говорили в те времена.

Началось с нечаянного наблюдения. На лабораторном столе лежала препарированная лягушка: задние ноги и позвоночник. Здесь же стояла электрическая машина. Помощник Гальвани задел скальпелем седалищный нерв ля­гушки. И вдруг нога задергалась, словно в сильной судороге. Это как будто совпало с по-

Луиджи Гальвани.

лучением искры на электрической машине: с ней в это время возился другой помощник ученого. Разве мог Гальвани не проверить того, что увидели его помощники? И вот затрещали разряды, засверкали искорки, а кончик скаль­пеля нет-нет да и дотронется до обнаженного нерва: нога дергается.

Нет искры — и сколько ни трогай нерв, но­га лежит неподвижно.

Гальвани стал изучать это явление. Он трогал седалищный нерв то скальпелем, то деревянной палочкой, то просто пальцем, при­касался к нему и так и этак, при искорках и без них. И всегда он видел одно и то же: есть искра (электрический разряд) — и при­косновение скальпелем, проволочкой, железной палочкой вызывает подергивание ноги лягушки.

Электричество, полученное в лабораторной обстановке, называли тогда «искусственным», атмосферное — естественным. Надо было резуль­таты лабораторного опыта проверить в естест­венных условиях. Когда надвинулась гроза, Гальвани пошел с препарированной лягушкой во двор. Оказалось, что всякий раз, как свер­кала молния, дергалась нога подвешенной к же­лезной проволоке лягушки.

Не каждый день бывает гроза, а ученый не­терпелив. В ясный день Гальвани долго следил за развешанными во дворе лягушками, но они оставались неподвижными. Устав ждать, Галь­вани начал прижимать к железным перилам балкона медные крючки, на которых были под­вешены лягушки: крючки эти были воткнуты в спинной мозг. От такого прикосновения крюч­ка к перилам ноги у лягушек дергались.

Опыт повторили в комнате. Лягушку поло­жили на железную пластинку, в спинной мозг ее воткнули конец медного крючка. И всякий раз, как к этой пластинке прижимали крючок, нога дергалась — мышцы сокращались.

Множество всяких опытов проделал Галь­вани с лягушками, стараясь раскрыть причину этого явления. В конце концов оказалось, что если введенный в спинной мозг лягушки крючок соприкасается с другим металлом, то ноги ее дергаются. Очевидно, в таком случае возникал ток, который и вызывал сокращение ножных мышц.

В нервах и мышцах лягушки есть собствен­ное электричество, решил Гальвани после дол­гих раздумий. Разряд вызывается прикос-

218