Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Пенелопе во сне является «душа» ее сестры.

Передовые ученые давно уже высказывали мысль о том, что в сновидениях нет ничего зага­дочного, что они представляют собой резуль­тат оживления во сне реально пережитого. Лучше всего этот взгляд выразил И. М. Сече­нов, назвавший сновидения «небывалой комби­нацией бывалых впечатлений».

Полностью постичь внутренний механизм, физиологию сновидений помогло учение о выс­шей нервной деятельности, и в частности раскрытие особенностей процесса торможе­ния. Опыты показали, что переход нервной клетки из состояния возбуждения к полному торможению и обратно совершается через ряд промежуточных, так называемых гипнотиче­ских фаз. Когда сон глубок, сновидений не бы­вает, но, если по тем или иным причинам сила тормозного процесса в отдельных клетках или участках мозга ослабевает и полное тор­можение сменяется одной из переходных фаз, мы видим сны. Особенно интересна парадок­сальная фаза. Находящиеся в этой фазе клетки отвечают на слабые раздражения значительно сильнее, чем на сильные, а иногда на последние они вовсе перестают отвечать. Для находящихся в парадоксальной фазе корковых клеток полустершийся отпечаток давнего переживания или впечатления может сыграть роль слабого раздражителя, и тогда казавшееся давно забы­тым пробудит в нашем мозге красочный и вол­нующий образ, который мы видим будто наяву.

На фоне разлитого торможения во время сна нередко ярко вспыхивают те тлеющие в на­шем мозге очаги возбуждения, которые свя­заны с желаниями и стремлениями, настойчиво занимающими нас в течение дня. Этот механизм (который физиологи называют оживлением дремлющих доминант) лежит в осно­ве тех нередких сновидений, когда мы видим реально испол­нившимся то, о чем наяву лишь мечтаем. Венгерский поэт Шан­дор Петефи в своем стихотворе­нии «Сны» говорит: О, сны!

Нет лучшего в природе наслажденья! Нас в те края уводят сновиденья, Которых наяву найти мы не вольны! Бедняк во сне богат, И холод он и голод забывает, В своем дворце он по коврам шагает, Одет в пурпуровый наряд. Король, покуда спит, Не судит, не воюет, не казнит, Объят покоем... Почему в сновидениях все так прихотливо и запутано, почему в калейдоскопе сонных ви­дений редко можно уловить какую-то логику? Это объясняется особенностями мозговой дея­тельности во время сна, которая резко отличает­ся от упорядоченной работы мозга в состоянии бодрствования. Когда человек бодрствует, яс­ное, критическое отношение к окружающему, собственным поступкам и мыслям обеспечивает­ся согласованной работой коры больших полу­шарий как единого целого. Во сне же мозговая деятельность становится хаотичной, несвязан­ной: подавляющая масса коры мозга находится в состоянии полного торможения, кое-где в нее вкраплены участки нервных клеток, нахо­дящихся в одной из переходных гипнотических фаз; к тому же тормозной процесс движется по коре, и там, где только что было полное тор­можение, вдруг происходит частичное растормаживание, и наоборот. То, что происходит в это время в мозге, можно сравнить с карти­ной темного августовского неба, на котором то тут, то там вспыхивают, перебегают и гаснут огни зарниц.

гипноз

Одна из разновидностей сна — состояние гипноза. Многие тысячелетия гипноз был необъ­яснимым явлением и порождал у людей суе­верия и ложные представления.

Начиная с времен глубокой древности колду­ны и шаманы1, маги и жрецы широко использо-

1 Шаман — служитель культа у некоторых на­родов, сохранивших примитивную форму верований.

162