Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ность организма. Великий закон условных рефлексов — закон предшествования, а также использование живым существом наследствен­ной и личной памяти позволяют мозгу заранее составить программу будущей деятельности на основе прошлого опыта, закрепленного в условнорефлекторных связях.

КАК СОСТАВЛЯЕТСЯ ПРОГРАММА

Мы вырабатываем у собаки систему пище­вых условных рефлексов: сначала звучит гром­кий звонок, затем загорается слабая лампочка, потом стучит метроном, и в заключение спе­циальный приборчик (касалка) почесывает кожу. Все раздражители, кроме метронома, подкрепляются пищей. Это повторяется много раз: звонок, лампочка, метроном, касалка. Но вот мы в той же обстановке четыре раза под­ряд зажигаем одну лампочку. Вы думаете, что она дает свой эффект — несколько капель слюны? Нет! При первом применении лампочка действует как звонок; он сильный, и слюны выделяется много. Затем лампочка вызывает «свои собственные» капли. На месте тормозного раздражителя — метронома — слюны вообще нет. На месте касалки опять течет слюна. Наш условный сигнал — лампочка — послу­жил толчком, который заставил сработать ра­нее заготовленную систему пищевых реакций. Это явление И. П. Павлов назвал динами­ческим стереотипом. Почему стерео­типом? Потому что мы имеем дело с устойчивой системой сигналов (внешний стереотип), под влиянием которых сформировалась устойчи­вая система ответных действий (внутренний сте­реотип). Почему динамическим? Потому что это система, способная изменяться, перестраи­ваться, хотя ей и присуща определенная инерт­ность.

Динамические стереотипы играют огромную роль в поведении животных и человека. С их помощью происходит автоматизация двигательных навыков. Вспомните, как человек учится играть на рояле. Он думает о каждом движении пальца, о каждой клавише. А опыт­ному музыканту это может только помешать. Нотные знаки или мелодия, которая беззвучно возникает в его памяти, представляют систему «пусковых толчков», запускающих сложнейшие двигательные стереотипы. И пальцы безошибоч­но делают то, что нужно. А вождение автомобиля? Разве шоферу приходится вспоминать последо­вательность всех действий: когда убрать газ,

когда нажать тормоз, когда отключить сцепление и переставить регулятор скорости?.. На дороге появился пешеход. Пусковой сигнал! Руки и ноги пришли в движение: газ... скорость... тормоз.

Помните, мы говорили, что условный сигнал оживляет в мозге следы события или предмета, с которыми этот сигнал оказался связанным. Так, собака, услышав звонок, идет к кормушке. Но условный сигнал может привести в деятель­ное состояние целую систему следов, предопре­делив характер ответных действий животного. Если мы в одной камере будем сочетать звонок, свет, метроном, касалку с пищей, а в другой камере те же раздражители подкреплять то­ком, то в мозге сформируются две программы. Животное выберет ту, которая определяется специальными сигналами: видом камеры. Соба­ку привели в «пищевую» камеру. У нее еще нет никаких пищевых реакций, слюна не течет, собака не тянется к кормушке. Но в коре боль­ших полушарий уже «вынут» из памяти и при­готовлен план пищевого поведения: на звонок, свет, метроном и касалку немедленно потечет слюна. Вид «оборонительной» камеры также не вызывает отдергиваний лапы, собака стоит совершенно спокойно. А в коре больших полу­шарий развернута карта борьбы с болевым раздражением. Звонок... и у собаки забилось сердце, изменилось дыхание, лапа поднялась и выключила электрический ток. Произошло переключение сигнального значения раздражителей, перевод импульсов возбужде­ния на другие нервные пути.

Теория условных рефлексов позволяет нам понять и всесторонне исследовать в эксперимен­тах, как составляется программа действий животного, как она изменяется, какие механизмы обеспечивают программиро­вание и осуществление действий.

КОГДА НЕ ХВАТАЕТ СВЕДЕНИЙ

Большинство наших примеров мы начинали так: «голодная (или сытая) собака слышит зво­нок, который сочетался с пищей». Это, действи­тельно, наиболее частый случай, с которым мы встречаемся в лаборатории ученого. Но в есте­ственных условиях никто не заботится о том, чтобы голодная собака получила сигнал, на­правляющий ее к пище. Голодная собака может и не получить сигналов о том, как утолить голод.

Павловское учение иногда упрекают в том, что оно превращает живое существо в марионетку:

155