Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

К статье «Сон, сновидение, гипноз».

Во время сеанса лечебного гипноза (I) слова врача вызывают возбуждение в слуховом центре коры головного мозга гипнотизируемого. Под влияни­ем внушенного представления о засыпании в мозге распространяется торможение. В результате утомления взора больного, сосредоточенного на бле­стящем предмете, торможение возникает и в зри­тельной зоне.

Гипнотизирующее действие (II) оказывали пассы австрийского врача Месмера, вызывавшие торможе­ние в первую очередь в чувствительной зоне коры.

В храмах древнего Египта (III) жрецы вызывали у де­тей гипнотическое состояние, произнося заклинания и заставляя их подолгу смотреть на блестящий пред­мет. В состоянии гипноза дети «пророчествовали» так, как внушали им жрецы.

Звук бубна и заунывные заклинания при камлании (IV) вызывают торможение в слуховой зоне коры у шамана и всех участников этого обряда. Тормо­жение в двигательной зоне коры у шамана происхо­дит под влиянием исступленной пляски.

баний и другие близкие механические, темпера­турные и обонятельные раздражители.

Тонкое приспособительное значение и высо­кая экономичность присущи торможению запаздывания. Если давать собаке пищу через 20—30 секунд после включения звонка, то условное слюноотделение появится только перед самой подачей кормушки. Первая «пу­стая» половина действия звонка будет задержана внутренним запаздывательным торможением. Ведь в этот период слюна в ротовой полости не нужна!

КТО ЖЕ ВЫХОДИТ В ФИНАЛ?

До сих пор мы все время говорим об одном условном рефлексе, его замыкании, осущест­влении или торможении. Но из окружающей среды одновременно поступает множество сигна­лов. Какому из них отдать предпочтение? На какой отвечать, а какие оставить без внимания? Разумеется, отвечать надо на самый важный, сообщающий о наиболее существенном событии. Когда мы переходим улицу перед движущимся автомобилем, мы следим за автомобилем, а не за архитектурой окружающих зданий. Когда собака в ожидании кормления слышит силь­ный гудок, она поворачивается в сторону гудка, а начавшееся слюноотделение прекращается. Что означает сильный гудок? Может быть, он предвестник какой-то опасности? Пищевой реф­лекс сменяется ориентировочным.

Этот выбор, без которого было бы невозмож­но существование животных и человека, обес­печивается внешним торможением, врожденным и приобретенным. О механизме внешнего торможения мы знаем не больше, чем о механизме внутреннего. По-видимому, здесь снова участвуют и тормозные синапсы, и спе­циализированные клетки, и тормозящие отделы сетчатого образования. Сила внешнего тормо­жения в его быстроте. Любой сильный сигнал сразу же посредством врожденных аппаратов тормозит все посторонние рефлексы, за исклю­чением того, который вызывает он сам. Чаще всего это ориентировочный или оборонительный безусловный рефлекс.

Внешнее торможение носит врожденный характер только до тех пор, пока сигналы ме­ряются своей «грубой физической силой»: гром­кий побеждает тихий, яркий — тусклый, прон­зительный— мягкий. Но вот встретились сиг­налы другого типа: среди громких звуков и яр­ких красок появился едва ощутимый запах гари. Пожар! Где? Что необходимо предпри­нять? Слабый, но важный сигнал мгновенно победил все остальные, в том числе и более сильные. Что это — внутреннее торможение? Нет, внешнее. Сильнейшее возбуждение защит­ного рефлекса затормозило все другие рефлек­торные акты — пищевые, игровые и т. д. Толь­ко слабый запах гари до того, как произвести свое тормозящее действие, должен был заранее стать условнорефлекторным сигналом пожара. В клетках коры больших полушарий совер­шился сложный процесс опознания этого сигна­ла, его сравнение со следами других раздражи­телей, его оценка.

Другой пример. Пограничная собака видит нарушителя. Повинуясь условному оборонитель­ному рефлексу, она готова броситься на него. Но длительными тренировками у нее вырабо­тан другой, еще более сильный условный реф­лекс: лежать. Лежать до тех пор, пока не раз­дастся команда. Что это — внутреннее тормо­жение, условный тормоз, отменяющий значение сигнала, с которым он действует одновременно? Нет. Вид нарушителя полностью сохранил свое сигнальное значение врага, т. е. возбу­дителя активнооборонительной реакции. Все в организме собаки до крайности напряжено, она готова к борьбе, только другой, более силь­ный условный рефлекс «лежать» затормозил ее двигательную реакцию. Суровая борьба нерв­ных центров, в которой побеждает сильнейший.

Таким образом, неправильно внутреннее торможение считать условным, а внешнее — безусловным. В основе и того и другого лежат врожденные механизмы. В случае внутреннего — механизмы самоторможения, в случае внешнего—

153