Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Каждая нервная клетка имеет десятки и сот­ни тысяч синапсов — окончаний отростков других нервных клеток. Ученые предполагают, что деятельное, возбужденное состояние нерв­ных клеток, возникающее под влиянием внеш­них сигналов, стойко повышает проходимость этих синапсов для импульсов возбуждения, или увеличивает само количество синапсов, или ведет к набуханию синаптических окончаний, благодаря чему они плотнее прижимаются к телу другой клетки. Оригинальную гипотезу замыкания условного рефлекса предлагают сторонники «химической памяти». Под влиянием импульсов возбуждения вещество нервных кле­ток изменяется таким образом, что создается химическая модель данного сигнала. Теперь нервные клетки похожи на магнитофонную ленту, на которой записан звук или телевизи­онное изображение. В том случае, когда новые импульсы возбуждения совпадают с моделью сигнала (а это происходит при его повторном действии), сложные соединения расщепляются, в результате чего выделяются активные хими­ческие вещества, которые повышают проходи­мость межклеточных синапсов. Через эти синап­сы нервное возбуждение, вызванное звуковым сигналом, распространяется на пищевой или оборонительный центр и вызывает соответствую­щую реакцию.

Предполагают, что такие химические модели обеспечивают длительное сохранение нервных следов. Расщепившиеся соединения сейчас же восстанавливаются, так что «считывание» за­писи не разрушает саму модель. Свежая, «опе­ративная» память осуществляется посредством циркуляции импульсов возбуждения по замкну­тым кольцам, состоящим из многих клеток, соеди­ненных друг с другом отростками. Требуется определенное время, чтобы импульсы, пробегаю­щие через одни и те же клетки, оставили в этих клетках химические следы. Образовавшиеся условные связи очень прочны. Ребенок, прикос­нувшийся к огню, на всю жизнь запоминает, что огонь жжет.

Прочность условных связей позволяет чело­веку накапливать очень много различных зна­ний. Но эти знания хороши, если они всегда соответствуют действительности. А если значе­ние сигнала изменилось? Если у вашего това­рища номер телефона стал другим? Вы по-прежнему будете пользоваться старым номе­ром? Разумеется, нет, иначе приспособление стало бы невозможным. На страже правиль­ности наших знаний стоит бдительный кон­тролер: внутреннее торможение.

ВСЕ НЕНУЖНОЕ ОБРЕЧЕНО

Условный сигнал, не получающий подкреп­ления, с каждым разом вызывает все более слабую реакцию, пока условный рефлекс не исчез­нет совсем. Звонок, не подкрепленный пищей, перестает вызывать слюноотделение. Вспышка лампочки, не сопровождаемая болевым раздра­жением, теряет свойства оборонительного услов­ного сигнала. Она становится безразличной для собаки.

На наших глазах произошло угашение некогда стойкого оборонительного условного рефлекса. Каким образом?

Самой природе живых образований, в том числе нервных клеток, присущ механизм внут­реннего самоторможения, который предохра­няет нервные клетки от перевозбуждения. Это сложный механизм. По-видимому, существуют специальные клетки, функцией которых являет­ся торможение других нервных клеток. Неко­торые ученые предполагают, что отростки этих клеток выделяют особое химическое вещество, которое препятствует возбуждению. Наконец, определенные отделы сетчатого образования, в отличие от его усиливающих отделов, оказы­вают тормозящее влияние на кору больших полушарий головного мозга. Эти разнообразные механизмы работают, подчиняясь общему прин­ципу: само возбуждение нервных клеток вклю­чает систему тормозных аппаратов, направ­ленных на ликвидацию возбуждения, на его устранение.

Угашение условного рефлекса не означает разрыва, ликвидации временной связи. Услов­ная связь сохраняется (она еще может приго­диться!), но переходит в скрытое, заторможен­ное состояние.

При угашении условных рефлексов ярко обнаруживается двоякая роль тормозного про­цесса. С одной стороны, торможение прекра­щает действие ложных, неправильных сигналов, потерявших свое былое значение. С другой — избавляет нервную систему от напрасного воз­буждения, от ненужных затрат энергии, обеспе­чивает восстановление работоспособности нерв­ных клеток.

Внутреннее дифференцировочное торможение играет большую роль в различении сигналов внешнего мира. Подкрепляя безуслов­ным раздражителем один сигнал и не подкреп­ляя другой, мы можем добиться, чтобы собака отличала 100 ударов метронома в минуту от 96, круг от эллипса с соотношением полуосей 8:9, тон 500 колебаний в одну секунду от тона 498 коле-

152