Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

век могут заблаговременно предпринять все необходимые действия для своей защиты, ориен­тируясь на самые отдаленные, многообразные и изменчивые признаки возможной опасности. Руководствуясь условными сигналами, живот­ное находит пищу в обстановке, повторившейся в его жизни, но никогда не встречавшейся в жиз­ни его предков. Сигнальный характер условного раздражителя требует, чтобы раз­дражитель предшествовал подкреплению (пищевому, болевому и т. д.), вот почему услов­ный рефлекс не образуется при полном совпа­дении раздражителя и подкрепления во времени. В самом деле, какой же это сигнал, если, полу­чив его, мы ничего не успеем предпринять?

Как правило, замыкание условной нервной связи возникает при повторении сочетаний сигнала с подкреплением (так природа избав­ляется от чисто случайных совпадений), но в особых случаях, например при сильных подкреплениях или у молодых животных, ус­ловный рефлекс образуется даже после одного сочетания.

... Выводок только что вылупившихся гусят исследователи разделили на две группы. Одной группе сразу же показали гусыню, а другой — человека. Потом всех гусят посадили в ящик и держали в изоляции. Когда гусят выпустили на свободу, то одни бросились к гусыне, а другие — к человеку. Выходит, что у нас нет никаких оснований называть условными реф­лексами только те, которые образуются после нескольких сочетаний, а рефлексы, закрепляю­щиеся «с места», выделять в какую-то особую форму поведения, «направляемого образами», как это предлагают некоторые ученые.

Условные рефлексы не только расширяют количество сигналов, способных вызвать перво­начально врожденную реакцию, но существен­но изменяют проявления самой наследственно закрепленной деятельности. Поясним это при­мерами. Крысу держали некоторое время в клет­ке с решетчатым полом, где все предметы — солома, кусочки пищи — проваливались. По­том посадили в обычную клетку. Когда у крысы появились детеныши, она не построила гнезда, строительные материалы оказались раскидан­ными по клетке. А ведь устройство гнезда — это врожденный рефлекс, он проявляется даже у животных, воспитанных в полной изоляции!

Обезьянке заменили мать плюшевой кук­лой с искусственной соской. Детеныш искал у этой куклы защиты, ласкался к ней, сосал молоко. Но когда обезьянка выросла и у нее появилось потомство, она относилась к своим

детенышам так же безразлично, как кукла относилась к ней. Куда же делся врожденный инстинкт материнства? Он, конечно, не исчез, но был извращен, подавлен, замаскирован условнорефлекторным опытом.

У человека уточняющее, изменяющее влияние условных рефлексов на безусловные играет еще более важную роль. Вот почему глубоко неправы те зарубежные ученые, которые утвер­ждают, что ведущее значение в поступках и мышлении человека принадлежит первобытным врожденным инстинктам (агрессии, стремлению к господству над другими людьми). Павлов­ское учение — надежное оружие в борьбе со всеми реакционными теориями в науке о мозге.

Где замыкается новая условнорефлекторная связь? Какие механизмы лежат в ее основе? К сожалению, у нас еще очень мало сведений, чтобы ответить на эти вопросы. Твердо установ­лено одно: в замыкании условнорефлекторной связи у высших животных и человека решаю­щая роль принадлежит высшему отделу голов­ного мозга — коре больших полушарий.

Если у собаки путем искусной хирургиче­ской операции удалить кору головного мозга, она не погибнет. Сохранится, хотя и ухудшится, деятельность внутренних органов: сердца, лег­ких, желудка. Собака будет ходить, она сможет разжевать и проглотить пищу, положенную ей в рот. Но найти, «узнать» эту пищу собака не в состоянии, она умрет от голода и жажды в ком­нате, где стоят полные миски с кормом и водой. Собака устраняется от вредного воздействия лишь при болевом раздражении кожи и совер­шенно не реагирует на вид человека, угрожаю­щего ей палкой. Она вздрагивает от сильного звука, но не отвечает на кличку. Ее мир стал в одно и то же время предельно узок и безгра­нично широк.

Было бы неверно думать, что для образова­ния и осуществления условных рефлексов необ­ходима только кора больших полушарий мозга. Внутренняя «схема» любого условного рефлекса включает в себя целый ряд образований, рас­положенных на самых различных уровнях голов­ного мозга.

В последние годы физиологи тщательно изу­чают так называемое сетчатое обра­зование, расположенное в самом центре головного мозга. Ученые давно обратили вни­мание на явное несоответствие физической силы условных и безусловных сигналов силе ответ­ных реакций организма. Так, еле слышный треск ветки под ногой охотника вызывает бурную реакцию бегства у могучего лося. Сто лет назад

150