Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

наконец, молекула достигла обонятельной клет­ки. Как же клетка «узнает» ее запах — молекула ли это духов, или молекула рыбьего жира?

Надо сказать, что классификация запахов имеет длинную и довольно неудачную историю. Поскольку до сих пор нет удовлетворительной теории восприятия запаха, то и разложить по полочкам типы запахов почти невозможно. Хаоса, правда, уже нет, некая таблица запахов составлена, но и строгого порядка тоже еще нет. Ведь пока Д. И. Менделеев не открыл периоди­ческий закон элементов, правильной таб­лицы элементов тоже нельзя было составить. Несомненно, и для запахов будет найден закон. В природе он, безусловно, существует. Но для этого надо понять молекулярный, физико-химический механизм восприятия запаха обо­нятельной клеткой.

Некоторые шаги в этом направлении уже сделаны. Делают их совместно химики и физио­логи. Это опыты и научные гипотезы — пока только гипотезы, а не теории.

Интересно, что самый первый шаг к позна­нию запаха был сделан 2 тыс. лет назад. Вели­кий поэт древности Лукреций Кар предложил простое объяснение чувства обоняния. Всякое пахучее вещество, говорил он, испускает крошечные молекулы совершенно определен­ной формы. Влетев в нос, эти молекулы про­никают в очень маленькие, различные по форме и размерам поры в стенках верхнего хода носа. Сам запах возникает, когда такая молекула входит в пору. А распознавание каждого запаха зависит от того, к каким порам молекулы раз­ных сортов подходят. Химики утверждают, что догадка Лукреция была верной: действительно, молекула каждого вещества, и в том числе па­хучего, имеет совершенно определенную форму.

Вместе с тем молекулы одного вещества, оди­наковые во всех отношениях, могут иметь раз­личную форму, т. е. те же самые атомы, ее составляющие, могут быть расположены в про­странстве немножко по-другому. Бывает, что две абсолютно одинаковые молекулы, молекулы-близнецы, по форме являются зеркальным ото­бражением одна другой, т. е. отличаются друг от друга не более, чем правая рука от левой. И вот химики натолкнулись на поразительный факт: такие молекулы-близнецы имеют совер­шенно различный запах. И в то же время раз­ные вещества, но имеющие одинаковую общую форму молекулы пахли одинаково. Представьте себе детскую формочку: в нее можно насыпать песок или железные опилки. Так вот для запаха, говорят некоторые ученые, важна формочка.

Запах одеколона раздражает рецепторы обоняния — обоня­тельные луковицы. От них раздражение передается в мозг.

В своей знаменитой таблице Д. И. Менде­леев расположил все элементы по атомным весам. Химики пытаются разложить все запахи по формочкам молекул.

В 1952 г. англичанин Джон Эмур сообщил всему ученому миру, что он отобрал «семь фор­мочек», т. е. нашел семь «первичных» запахов. Вот они: камфороподобный, мускусный, цве­точный, мятный, эфирный, острый и гнилост­ный. С помощью мощной современной техники удалось выяснить, какую же форму и размер имеют молекулы, вызывающие эти запахи. Оказалось, что приятный цветочный запах вызы­вают молекулы, имеющие форму диска с хво­стиком, нечто вроде детского воздушного змея, а «прохладный» мятный запах дают клино­образные молекулы.

Из этих семи первичных запахов можно получить любой запах, смешивая их в опреде­ленных пропорциях. В этом смысле обоняние похоже на цветное зрение (любой цвет полу­чается смешением трех простых: красного, зеленого, синего) и на вкусовое ощущение, обладающее четырьмя категориями (сладкое, соленое, кислое и горькое).

Различные опыты доказывают, что эта гипо­теза, вероятно, правильна, но до окончатель­ного доказательства ее и превращения в теорию запаха еще далеко. Вот эксперимент: самым , опытным дегустаторам давали нюхать пять со­вершенно различных веществ, форма молекул ко­торых похожа на диск. Такие молекулы должны,

141