Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

«чувствует» зрительный пурпур. Лучи солнеч­ного спектра кажутся нам тем ярче, чем лучше зрительный пурпур их поглощает и чем, следо­вательно, сильнее он от них выцветает. Самые яркие и полезные для глаза зеленые лучи. Цвет свежей зелени, цвет леса и сочной травы самый приятный и успокаивающий. Зеленая лампа не прихоть и не мода, это физиологически обо­снованная необходимость.

Ночное и дневное зрение

Астрономы прошлого века хорошо знали: чтобы разглядеть слабую звезду на небе, надо смотреть чуть-чуть мимо нее. Одиночные кванты света, попадающие в глаз, поглощаются тогда не центром, а периферией сетчатки.

Дело в том, что в центре сетчатки находятся преимущественно колбочки, а остальная часть сетчатки «усеяна» палочками. Именно в них находится зрительный пурпур, и именно они ответственны за наше бесцветное, сумеречное зрение, когда важно лишь увидеть свет, даже самый слабый. В сетчатке ночных животных, глаз которых приспособлен к слабому свету, содержатся почти одни палочки. Например, совы и летучие мыши, которые отлично видят в темноте, почти ничего не видят днем. Мир для них черно-белый.

В дневном, цветном зрении главную роль играют колбочки, их чувствительность к свету невелика, но она и не должна быть высокой, днем и так много света. У дневных животных, например голубей, кур, в сетчатке нет пало­чек — одни колбочки. Вечером они ничего не видят, поэтому неспособность видеть при сла­бом свете не зря в народе называют «куриной слепотой». В 1823 г. знаменитый чешский фи­зиолог Ян Пуркинье описал любопытный факт, доказывающий, что днем мы видим в основном колбочками, а в сумерках — палочками. Вспом­ните красный мак и голубой василек. Днем они одинаково яркие и светлые. В сумерках же крас­ный мак кажется почти черным (колбочки уже не работают — слишком мало света), а василек оста­ется еще белесо-синим (палочки работают во­всю). В палочках зрительный пурпур красные лучи не «чувствует», он от них не изменяется, не выцветает, потому-то красный мак не виден. Днем же работают и колбочки и, вероятно, палочки.

Теперь естественно задать вопрос: а как же осуществляют колбочки цветное зрение? Како­вы биохимические и физиологические механизмы восприятия красок окружающего нас мира? Исчерпывающего ответа наука пока дать не может. Мы стоим лишь на пороге этих откры­тий. Твердо известно лишь одно: зрение чело­века «трехцветное», т. е. мы воспринимаем любой цвет как комбинацию трех основных цве­тов: красного, синего и зеленого. Совсем недав­но ученые установили очень тонкими методами, что в сетчатке есть 3 вида колбочек и каждый вид чувствителен в основном к одному из трех , цветов. Но как именно колбочка воспринимает и кодирует цвет, еще неизвестно.

Ученые догадываются, как передается от кол­бочек информация о цвете, но только догады­ваются. И совершенно неизвестно, как мозг расшифровывает приходящие к нему сигналы о цвете.

Цветное зрение — пока что одна из самых трудных и неизученных проблем со­временной физиологии органов чувств.

Зрение — сложнейший биологический про­цесс. Мы попытались поподробнее рассказать лишь о том, что знает современная наука об одном из десяти слоев сетчатки — слое свето­чувствительных клеток — палочек и колбочек, как они устроены и что в них происходит при действии света. Зрение же — это работа и всех нервных слоев сетчатки, и, конечно, мозга.

Новые методы и идеи физики, химии, мате­матики, биологии и медицины — залог гряду­щих поразительных открытий в этой области.

СЛУХ

Мир наполнен звуками, самыми разнообраз­ными. Шум волн и стрекотание кузнечика, гром оркестра и голоса людей — все эти звуки «вле­тают» к нам в ухо. В ухе звук каким-то образом превращается в «пулеметную очередь» нервных импульсов, которые по слуховому нерву переда­ются в мозг. Как именно мозг расшифровывает эти импульсы и «узнает» звуки, ученым еще неясно. Но мы никогда не спутаем мяуканье кошки с телефонным звонком. Больше того, мы даже можем, прислушавшись, отличить мяу­канье нашей кошки от соседской.

Что такое звук, как он возникает и распро­страняется, какие звуки бывают по высоте, то­ну, тембру и громкости, мы рассказывать не будем. Раздел физики — акустика (см. т. 3 ДЭ) — специально занимается этими вопросами. Скажем только, что звук, или звуковая волна,— это чередующиеся разряжения и сгущения воздуха, распространяющиеся во все стороны от колеблю-

132