Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

У нерва есть и такая важная особенность: если раздражать его одиночным ударом электри­ческого тока, то он ответит одиночным импуль­сом; при повышении частоты ударов тока нерв послушно следует за этими раздражениями. Попробуем раздражать нерв током до 500 коле­баний в секунду — ответы нерва еще послушно следуют за нашими раздражениями. Однако если повысить частоту тока до 600 — 700 ударов в секунду, то нерв вдруг резко изменит свое поведение. Он ответит все теми же пятьюстами импульсами в секунду.

Почему же нерв перестал нас слушаться? Ответив на раздражение, он в течение очень короткого времени теряет способность к воз­буждению, так как ему необходимо время для восстановления возбудимости. Пока частота импульса не очень велика, нерв успевает вос­станавливать свою возбудимость. Но если им­пульсы следуют слитком часто, то часть из них попадает на невозбудимый нерв, который в этот момент не ответит на очередное раздражение. Поэтому у нерва есть определенный предел, после которого он перестает следовать за часто­той раздражений.

Что же произойдет с нервным импульсом, когда он по волокну добежит до другой нервной клетки? Если рассматривать под микроскопом место соприкосновения клетки и подходящего к ней волокна, то можно увидеть, что нерв-во­локно имеет на конце утолщение — пуговку; она прилегает к телу клетки. Это место соприкосно­вения английский ученый Ч. Шеррингтон на­звал «синапсом», что в переводе с греческого значит соединение. Исследователи заметили, что стоит нервному импульсу дойти до синапса, как наступит задержка, маленькая остановка в распространении импульса. Это и понятно, ведь подходящее волокно только соприкаса­ется с клеткой, а не переходит в нее непрерыв­но. Переход импульса в местах контактов — сложный и во многом пока загадочный процесс. В синапсах происходит интенсивный обмен ве­ществ, связанный с выделением особых веществ, которые маленькими капельками просачива­ются из синаптической пуговки в тело клетки. Этот процесс исследователи смогли рассмотреть только недавно с помощью электронного мик­роскопа. Но, кроме этого химического способа передачи импульса, возможен и другой, чисто физический — с помощью биотоков.

Нервные импульсы по нервам проходят в центральную нервную систему, т. е. в обширное скопление клеток, от которых берут начало и к которым идут нервы.

Нервные центры быстро утомляются, между тем как нерв почти неутомим. Нервные центры изменяют частоту поступающих раздражений и на одиночное раздражение отвечают целой серией волн возбуждения, а нерв послушно вос­производит частоту нанесенного раздражения. Все эти свойства нервных центров обусловлены необычайной сложностью их устройства.

Где же возникает нервный импульс? В теле нервной клетки.

Дело в том, что нервное волокно, дойдя до нервного центра, оканчивается обычно не на одной, а сразу на нескольких клетках, лежа­щих в спинном мозге. Эти клетки в свою очередь посылают вверх к головному мозгу волокна, которые оканчиваются на еще большем коли­честве клеток. Поэтому нервный импульс дол­жен пройти через большое количество переклю­чений, прежде чем он доберется до конечного пункта — коры головного мозга. Отсюда нач­нется уже другой путь: вниз к исполнительным приборам — мышцам или железам. Этот много­ступенчатый путь напоминает каскады усиле­ния в радиоприемнике, где принятое антенной слабое электромагнитное колебание усилива­ется целой цепью радиоламп, частота и форма колебаний преобразуются, и в конце концов мы слышим голос диктора или музыку. Извест­но, что основной работающий элемент радио­приемника или телевизора — электронная лам­па. Она регулирует силу и частоту электриче­ского тока. Нервные клетки по своему действию подобны электронным лампам. Но если самые сложные электронные устройства имеют десят­ки тысяч электронных ламп, то количество нерв­ных клеток исчисляется десятками миллиардов. Как же сложна биоэлектрическая активность нервной системы, когда каждую долю секунды происходят разряды огромного количества нерв­ных клеток! Эти разряды можно записать на особых приборах и получить суммарную кри­вую. Всякие изменения в деятельности нервной системы обязательно отразятся на этой кри­вой. Поэтому запись биотоков мозга стали ис­пользовать не только для изучения нервных процессов, но и для точного определения болез­ней мозга.

Пионерами в изучении нервных процессов были русские ученые И. М. Сеченов, Н. Е. Вве­денский, А. А. Ухтомский, В. Я. Данилевский. С помощью самых простых приборов они делали замечательные открытия. Введенский, напри­мер, использовал обычный телефонный аппарат для превращений электрических колебаний нер­ва в звуковые и таким способом «подслушивал»

119