Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

все это — только начало планового изучения мировых растительных ресурсов.

Разработка методов селекции была одной из важнейших проблем, которыми занимался Вавилов. Особенно большое значение он при­давал гибридизации, как внутривидовой, так и отдаленной.

В качестве родительских пар ученый рекомен­довал брать формы, происхождение которых точ­но известно: в зависимости от места своего про­исхождения одни и те же растения по-разному реагируют на внешние факторы, и особенно на длину дня и температуру воздуха. Для получе­ния скороспелых форм лучше брать для скрещи­вания именно такие растения. Учение Вавилова о подборе пар для гибридизации указало основные пути для выведения скороспелых сортов.

В 1940 г. Вавилов начал писать работу, обоб­щающую более чем 20-летний его труд по изуче­нию культурных растений: «Мировые ресурсы ме­стных и селекционных сортов хлебных злаков, зерновых бобовых и льна и их использование в селекции». К сожалению, эта работа осталась не­законченной.

Вся жизнь Николая Ивановича была научным подвигом. Но не только научной работе отда­вал он неиссякаемую энергию и талант. Пре­красный организатор, Вавилов в течение 20 лет фактически руководил всей сельскохо­зяйственной наукой в СССР. Он был первым президентом Всесоюзной академии сельско­хозяйственных наук им. В. И. Ленина, соз­данной в 1929 г., директором Института расте­ниеводства, директором Института генетики

Академии наук СССР, президентом Всесоюз­ного географического общества. Его избрали своим членом и некоторые зарубежные ака­демии наук.

В 1929 г. Н. И. Вавилов был избран чле­ном ВЦИК и в том же году — действитель­ным членом Академии наук СССР. За работы о происхождении культурных растений и об иммунитете растений Вавилов был награжден в 1926 г. премией В. И. Ленина. За географи­ческие исследования в Афганистане Всесоюзное географическое общество присудило ему золотую медаль имени Н. М. Пржевальского.

«Жизнь коротка, а так много нужно сде­лать»,— часто говорил Николай Иванович. И он работал, почти не оставляя времени для сна. За свою действительно короткую жизнь выдающийся советский ученый успел напи­сать более 300 научных работ, посетить свыше 50 стран, собрать и изучить огромное количество сельскохозяйственных культур. Он разработал теоретические основы и методику селекции, создал вместе со своими сотрудни­ками и учениками богатейший фонд исходного материала для селекции. Сейчас в нашей стране десятки миллионов гектаров занимают сорта, которые ведут свое начало от «иностранцев», привезенных Николаем Ивановичем; всего та­ких сортов около сорока.

Многое из задуманного ученым осталось неоконченным, но его ученики и последователи продолжают изучение мировых ресурсов куль­турных растений по разработанной им про­грамме.

Живые номера

В бесконечном ряду шкафов Все­союзного института растениеводства (ВИР) в Ленинграде хранится заме­чательная и единственная в мире кол­лекция. В маленьких ящичках с чет­кими надписями лежат пшеничные зерна: красные, темно- и светло-жел­тые, зеленые, фиолетовые; круглые, овальные, серповидные... Многие тысячи образцов пшеницы хранятся в ВИРе — пшеницы со всех концов нашей земли и из всех стран мира.

Но они не просто хранятся. Они живут. Их так и называют — живые номера. Ведь смысл коллекции, ее огромное значение не в том, чтобы ею любовались, а в том, чтобы при помощи этих живых зерен обогащать наше сельское хозяйство. Любое зернышко может понадобиться для выведения

нового, лучшего сорта. Поэтому кол­лекция все время возобновляется. Каждый год на опытных полях ВИРа в строгом порядке высевают до 5 тыс. сортов. А осенью собранные зерна тщательно укладывают в ящички.

Так, в любое время каждое зерныш­ко готово к жизни. И каждый год растет число ящичков с семенами.

Но не только коллекцией пшенич­ных зерен богат ВИР. Здесь хранятся образцы всевозможных семян и клуб­ней, питомниках выращивают тысячи саженцев. Все богатство культурных и полезных диких растений земного шара собрано в ВИРе.

В дни блокады — в обстрел, мороз и вьюгу — обмороженные, голодные лю­ди охраняли вагоны с коллекционным зерном, которое долго не удавалось

вывезти за кольцо блокады. Эти люди, сотрудники института, эвакуируясь, зашивали в свою одежду клубни ракоустойчивого картофеля, чтобы спасти его от мороза теплом собственного тела. А хранители той части коллек­ции, что оставалась в Ленинграде, голодающие, истощенные, так же самоотверженно оберегали ее, не взяли ни одного зерна.

В лабораториях, на полях инсти­тута и его шестнадцати отделений — на Крайнем Севере, в субтропиках, в горах и пустынях — всюду идет на­пряженная научная работа по созда­нию лучших сортов. И во все концы нашей Родины идут из ВИРа пакеты со всевозможными семенами, которые необходимы для селекционеров, выво­дящих новые сорта растений.

НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ ЧИРВИНСКИЙ (1848—1920)

Основоположник экспериментальной зоо­технической науки в России Николай Петрович Чирвинский родился в г. Чернигове. Отец его умер очень рано, и заботы о воспитании детей легли на плечи матери. Когда подошла пора учиться, Николая удалось устроить в кадетский корпус в Воронеже.

Учился он блестяще и по окончании курса как лучший ученик был зачислен в Петербургское военно-инженерное училище, которое окончил со званием военного инженера.

Н. П. Чирвинский.

Однако военная карьера не привлекала юношу. Его интересовало естествознание. Он снова посту­пает учиться, теперь в Петербургский земле­дельческий институт.

В институте Николай Петрович увлекся химией. Вскоре он опубликовал ряд ценных работ по химии, одна из которых получила высокую оценку Д. И. Менделеева.

Первые годы студенчества были трудными. Николай Петрович учился и работал лаборан­том на кафедре технической химии. Из своего небольшого заработка он вынужден был помо­гать матери и сестре, жившим в деревне, а за­тем и брату, высланному за революционную деятельность из Петербурга в Архангельскую губернию.

Жажда знаний была так велика, что он одновременно состоял и вольнослушателем Военно-медицинской академии, где изучал анатомию и физиологию. Большое влияние на него тогда оказывали лекции выдающегося рус­ского ученого-физиолога И. М. Сеченова.

Постепенно из всех естественных наук Н. П. Чирвинского все больше стала привле­кать зоотехния, и в 1874 г. он окончательно решает посвятить себя этой науке.

В печати стали появляться его статьи, по­священные вопросам животноводства. На спо­собного молодого ученого обратили вни­мание, и вскоре он был приглашен препода­вателем в Петровскую земледельческую и лес­ную академию.

Н. П. Чирвинский был профессором ака­демии с 1882 по 1894 г.

Первая капитальная работа Н. П. Чирвин­ского — «Об образовании жира в животном организме».

В то время в зоотехнии, особенно зарубеж­ной, господствовала гипотеза, отрицавшая образо­вание жира в теле животного из углеводов. Счита­лось, что жир в теле животных образуется глав­ным образом из жира, содержащегося в кормах.

Н. П. Чирвинский провел тщательно проду­манный опыт на поросятах. Он учитывал коли­чество жира в поедаемых поросятами кормах и количество жира в теле самих поросят. Оказа­лось, что в теле животных накапливалось жира значительно больше, чем они могли получить из кормов. Это открытие сыграло большую роль в зоотехнической науке и особенно в практике мясного животноводства.

Другая большая работа Николая Петровича, которую он выполнял с 1886 г. в течение более тридцати лет, рассматривает зависимость роста и развития животного (в частности, его скелета) от различных факторов. Изучив изменение скеле­та и отдельных его частей под влиянием нор­мальных и скудных условий питания, упражнения и т. д., ученый пришел к следующим выводам.

Если животным скармливаются только объе­мистые малопитательные корма (сено, солома, силос, корнеклубнеплоды), их желудочно-ки­шечный канал усиленно развивается, а развитие костяка подавляется. Скудным кормлением вообще можно подавить развитие всего организ­ма. В случае необходимости можно подавить развитие пищеварительного тракта, давая жи­вотным концентрированные корма (зерно, жмы-

398