Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Москвой, где ставились и агрономические опы­ты. Через три года Костычев блестяще сдал выпускные экзамены и остался при школе учителем-репетитором.

Вскоре Павел Андреевич переехал в Петер­бург, где устроился в Земледельческий институт вольнослушателем, а затем, сдав экзамены за курс полной общеобразовательной школы (гим­назии), стал студентом этого института.

Здесь Костычев встретился с выдающимся профессором химии и агрономом Александром Николаевичем Энгельгардтом, работы которого высоко ценили К. Маркс и В. И. Ленин. Энгельгардт организовал при Земледельческом институте хорошую по тому времени химиче­скую лабораторию. Студент Костычев стал ра­ботать в ней лаборантом.

Энгельгардт сыграл важную роль в форми­ровании научных и общественных взглядов молодого Костычева. Этот крупный ученый был горячим сторонником взглядов Юстуса Либиха — одного из основателей современной агрономической химии и крупнейшего химика-органика, инициатора производства и приме­нения минеральных удобрений (см. стр. 373). И Костычев знакомится с работами Либиха.

Энгельгардт одним из первых пропаган­дировал применение фосфоритной муки, т. е. тонкоразмолотых фосфоритов, в качестве удобре­ния. Костычев помогал ему, он делал анализы фосфоритов, определяя содержание в них фос­фора.

Костычев разделял и прогрессивные обще­ственно-политические взгляды своего учителя. В 1870 г. Энгельгардт был арестован и посажен в Петропавловскую крепость. После ареста Энгельгардта Костычев как «политически неблагонадежный» сотрудник арестованного вынужден был уйти из Земледельческого института. К тому времени он уже закончил курс обучения.

Костычев работает химиком на заводе, за­тем в лаборатории министерства финансов пробирером, т. е. лаборантом, и проверяет содержание золота и серебра в монетах и раз­личных изделиях. Работая в лаборатории, Павел Андреевич не порывал связи с агрономической наукой и по возможности печатал статьи в жур­налах, переводил сельскохозяйственную лите­ратуру с иностранных языков.

Через 6 лет Костычеву удалось вернуться в Земледельческий (позже Лесной) институт на должность преподавателя растениеводства. Здесь он организует химическую станцию для анализа сельскохозяйственных продуктов.

Постепенно у Костычева завязываются связи с департаментом земледелия министерства зем­леделия и государственных имуществ. По его поручению Костычев проводит ряд обследова­ний в черноземных районах. Это дало Павлу Анд­реевичу возможность собрать богатейший мате­риал, который лег в основу его учения о проис­хождении черноземов, их обработке и удобре­нии. В институте Костычев начинает читать курс почвоведения.

В 1894 г. Костычев, в то время уже извест­ный ученый, был назначен директором департамента земледелия.

П. А. Костычев.

На этой должности Павел Андреевич пробыл недолго, через год он скон­чался. Костычев успел организовать три госу­дарственные сельскохозяйственные опытные станции: Энгельгардтовскую в Смоленской губернии, Шатиловскую в Орловской и Валуйскую в Самарской губернии.

В историю русской агрономической науки Павел Андреевич Костычев вошел не только как блестящий педагог и организатор, но и как выдающийся ученый-почвовед.

Один из основоположников почвоведения Н. М. Сибирцев писал, что исследования Косты­чева создали ему громадную, почетную и авто­ритетную известность и в России, и за границей. «Изучать явления от начала до конца, от корня до последних разветвлений, не оставить без рассмотрения ни одной детали, исследовать шаг за шагом все нити и изгибы вопроса, всюду применяя строго выдержанные методы меры и веса» — вот что, по мнению Сибирцева, обес­печивало успех научных работ Костычева.

Костычев создал учение о происхождении и изменении почв. Он установил, что образо-

381