Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

С 1904 по 1906 г. Жуковский работал в Кучино, под Москвой, где был создан первый в мире институт для аэродинамических исследований. Здесь он нашел источник силы, поддерживающей самолет, дал формулу для расчета этой силы. И сейчас во всем мире в учеб­никах по аэродинамике излагается теория Жуковского о подъемной силе.

В 1910 г. Жуковский создал аэродинамическую лабораторию Московского высшего технического учи­лища. В ней начинали свою работу члены научного студенческого воздухоплавательного кружка. Этот кружок стал школой русской аэродинамики.

С помощью членов кружка Жуковский создал за­мечательные работы. Особенно важной была теория и метод расчета воздушных винтов. Этот труд не утра­тил своего значения и сегодня. Он послужил также осно­вой построения теории вентиляторов и компрессоров.

Вместе со своим учеником, впоследствии академи­ком С. А. Чаплыгиным, Жуковский разработал теорию крыла самолета. Построенные на основании этой тео­рии крылья во всех странах мира называются «крылья­ми Жуковского». С другим своим учеником, ныне зна­менитым авиаконструктором А. Н. Туполевым, он разработал аэродинамический расчет самолета.

Жуковский был не только аэродинамиком. Он с оди­наковым мастерством и глубиной рассматривал вопро­сы математики, теоретической, прикладной, строитель­ной механики, астрономии, баллистики, гидродина­мики и т. д.

Октябрьскую социалистическую революцию Жу­ковский встретил семидесятилетним стариком. Николай Егорович понял, что именно теперь его идеи претво­рятся в жизнь. Он предложил проект создания Ин­ститута аэродинамики и гидродинамики и возглавил этот институт — ныне Центральный аэрогидродинами­ческий институт его имени. По его идее и при его уча­стии было создано крупнейшее авиационное учебное заведение — Военно-воздушная академия, тоже теперь носящая его имя.

АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ ЛОДЫГИН

(1847-1923)

Еще учась в Московском юнкерском училище, Александр Лодыгин начал изобретать летательную ма­шину и отдавал этому делу все свободные часы. Лета­тельная машина Лодыгина была геликоптером, или, как мы теперь говорим, вертолетом. Разработал Лоды­гин и другую машину — с машущими крыльями. Но ни та ни другая не была построена.

Проектируя свои летательные машины, Александр Николаевич задумался над их освещением во время ночных полетов. У дуговых ламп были в то время слож­ные и несовершенные регуляторы, и каждой лампе для питания нужна была особая динамо-машина. Кроме того, свет ламп был очень силен, а от их жара мог заго­реться будущий «электролет». Лампа накаливания пред­ставлялась Лодыгину более подходящей.

Первая лампа Лодыгина представляла собой гер­метически закупоренный стеклянный цилиндр. Сквозь его крышки были пропущены металлические провод­ники. К одному проводнику ток шел от гальванической батареи или от динамо-машины. Пройдя через угольный стержень, ток через другой проводник выходил из лампы и возвращался к источнику. Горела лампа Лодыгина всего 30—40 минут. Потом угли сгорали. Тогда Александр Николаевич применил выкачивание воздуха из цилиндра. После этой операции лампа го­рела уже несколько часов.

В 1873 г. Лодыгин осветил своими лампами одну из улиц Петербурга. Успех был большой, но средств не прибавилось. А между тем американский изоб­ретатель Эдисон (см. ст. «Томас Алва Эдисон») начал разрабатывать свою лампу накаливания, что ему блестяще удалось.

Итак, лампа Лодыгина ушла за границу, а вскоре за ней последовал изобретатель. Он служил в фирме Вестингауз, в Нью-Йорке, конструировал электро­печи. Работа была интересной, но Лодыгин тосковал по родине. В 1905 г. он вернулся в Россию, но здесь по-прежнему почти все электротехнические пред­приятия принадлежали немецким фирмам, а работу Лодыгину предложило только Управление петербург­ским трамваем, которому нужен был заведующий под­станциями. Лодыгин снова уехал в США.

Александр Николаевич радостно встретил изве­стие об Октябрьской революции. Но изобретатель был уже слишком стар, чтобы вернуться на родину. Когда в 1923 г. Русское техническое общество, отмечая пяти­десятилетие опытов Лодыгина, избрало его своим по­четным членом, приветственное письмо уже не застало Александра Николаевича в живых.

ТОМАС АЛВА ЭДИСОН

(1847—1931)

С детства Томас Алва Эдисон много читал и стре­мился проверить на опыте все, что узнавал. Особенно интересовала его химия. Но чтобы покупать различные химикалии, нужны были деньги, и молодой Эдисон стал продавцом газет в поездах.

Школу пришлось оставить, но Эдисон по-прежнему много читал, увлекался историей, физикой и химией, а для опытов оборудовал себе лабораторию в багажном вагоне того поезда, с которым ездил.

Через некоторое время Эдисон стал телеграфистом. Жил он скудно и все свои деньги тратил на книги и приборы. Первое изобретение Эдисона — прибор для подсчета голосов в конгрессе. Он приехал с ним в Ва­шингтон. Но там Эдисону сказали, что его изобретение меньше всего нужно Америке.

Вскоре Эдисон отправился в Нью-Йорк. Здесь он сделал еще изобретение — усовершенствовал указа­тель биржевых курсов. За это ему заплатили 40 тыс. долларов. На них Эдисон приобрел нужное оборудова­ние и открыл собственную мастерскую. Скоро таких мастерских у него было пять. А затем он поселился недалеко от Нью-Йорка и устроил там свою лаборато­рию. С этих пор он целиком отдался изобретательству. И почти до самой смерти — а умер он восьмидесяти­четырехлетним стариком — Эдисон работал с огром­ным напряжением. Часто его рабочий день длился 18— 20 часов.

Одним из самых важных его изобретений была система электрического освещения, которая демон­стрировалась на Международной электротехниче­ской выставке 1881 г. в Париже. Эдисон усовер­шенствовал лампу Лодыгина, увеличив разряжение

511