Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Чернов назвал точкой А, или точкой закалки. Когда же металл нагревается до красного каления, его поверх­ность становится морщинистой, как бы шелушится. В этот момент поковка переходит в точку В (800—850° для обычной стали). Затем, оставаясь все того же красного цвета, поверхность металла опять меняет вид. И за время всех этих едва уловимых глазом пре­вращений металла и происходит изменение его струк­туры — она становится мелкозернистой. Критические точки нагрева металла известны теперь всему миру как «точки Чернова».

Долгие годы исследования позволили Чернову про­никнуть в тайны слитков, понять явления, которые происходят в остывающем металле. Он первым в мире понял, что стальные слитки — это результат кристалли­зации расплавленного металла. Он объяснил, почему внутри слитка металл более рыхлый, чем на его поверх­ности, как образуются в литье пузыри, усадоч­ные раковины, что происходит во время закалки стали.

Неожиданно деятельные исследования Дмитрия Константиновича прервались. Из-за разногласий с но­вым директором Обуховского завода прямому и принципиальному Чернову пришлось уйти в от­ставку.

Отстранение от любимого дела не сломило его душевных сил. Он уехал на юг России, где занялся разведкой залежей каменной соли. Лишь когда улег­лась горечь незаслуженной обиды, Чернов возвратился а Петербург к инженерной работе.

Как ученый-металлург Д. К. Чернов был признан всем миром. Его труды во многом способствовали тому, что именно сталь сделалась основой современной тех­ники и заняла главенствующее место в металлургии.

ПАВЕЛ НИКОЛАЕВИЧ ЯБЛОЧКОВ

(1847—1894)

Двенадцати лет Павел Яблочков сконструировал землемерный прибор. Им долго пользовались крестьяне Сердобского уезда. Это было его первое изобретение, рожденное горячей любовью к технике, любовью, которую он сохранил на всю жизнь.

В Петербургском военном училище, куда его отдал отец, Яблочков увлекся физикой, и особенно ее тогда еще мало изученной областью — электричеством. С боль­шой радостью посвятил бы он свою жизнь науке, но после окончания курса пришлось служить саперным офицером в Киевской крепости. Затем его послали учиться в «Офицерские гальванические классы». А после выпуска Яблочков при первой возможности ушел в отставку.

Началась новая жизнь. Он встречался с изобре­тателями, бывал на собраниях ученых обществ, обору­довал мастерскую, где мог ставить опыты и строить нужные ему приборы. В этот период Яблочков заинте­ресовался электричеством как источником света и в связи с этим электрической дугой.

Явление дуги, т. е. электрического разряда, возни­кающего между двумя сближенными угольными стерж­нями — электродами, было открыто в 1802 г. профессором Петербургской медико-хирургической академии В. Пет­ровым. Однако расположенные друг против друга уголь­ки быстро сгорали, расстояние между ними увеличи­валось, и дуга угасала.

Яблочков тщательно испытывал все известные системы регуляторов. Решал он и еще одну серьезную задачу — «дробления света», добиваясь, чтобы в одну цепь можно было включать несколько ламп. Он работал очень увлеченно и даже оставил службу, отнимавшую много времени. Для опытов нужны были деньги, и вме­сте со своим другом он открыл механическую мастер­скую и магазин физических приборов. Однако у моло­дого изобретателя не было коммерческих способностей и дела шли плохо. Он запутался в долгах, кроме то­го, им, как политически неблагонадежным, заинтере­совалась полиция. Нужно было скрыться, чтобы из­бежать ареста.

Парижская жизнь изобретателя мало отличалась от московской: работа в мастерской и опыты, опыты без конца. Ему удалось найти решение: угли-электро­ды для дуговой лампы он расположил параллельно. Разрешил Яблочков и трудную задачу «дробления света», применив систему индукционных катушек.

В 1876 г. свечи П. Н. Яблочкова осветили улицы и площади Парижа, Лондона, Берлина. Все свои деньги, полученные за изобретение, Яблочков отдал французской фирме, чтобы выкупить право произво­дить свечи у себя на родине...

Павел Николаевич вернулся в Россию. Столица встретила его восторженно. В 1879 г. многие улицы Петербурга были освещены свечами Яблочкова. Одна­ко другие изобретатели стали видоизменять свечу, появились новые лампы, соперничавшие с лампой Яблочкова. Павел Николаевич опять вынужден был уехать в Париж. Там он занялся вопросом получения электричества непосредственно из химической энер­гии угля.

Однажды во время опытов в квартире Яблочкова произошел сильный взрыв. Он губительно повлиял на здоровье Павла Николаевича. Тяжелобольной, Яблоч­ков приехал в Россию и поселился в Саратове. Там он и умер.

Заслуги изобретателя в развитии науки высоко оценены в нашей стране. У нас изданы все его труды.

НИКОЛАЙ ЕГОРОВИЧ ЖУКОВСКИЙ

(1847—1921)

Окончив в 21 год физико-математический факуль­тет Московского университета, Николай Егорович Жуковский начал изучать законы движения жид­кости. Эта работа принесла ему ученую степень магистра.

Молодой ученый поехал за границу. Он посещал лекции в университетах Берлина и Парижа, знако­мился с инженерами и изобретателями. Особый инте­рес у него вызвали встречи с авиационными исследо­вателями, наблюдения за полетами их моделей. С этого времени мечта о покорении воздушной сти­хии не покидала Жуковского, ставшего, по словам В. И. Ленина, «отцом русской авиации».

Один за другим следовали научные доклады Жу­ковского: «К теории летания», «О летательных при­борах», «О парении птиц». В последней работе, кстати, он доказал возможность мертвой петли на аэроплане, впервые осуществленной почти четверть века спустя русским летчиком П. Н. Нестеровым.

510