Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Петербурга, побывали в Швеции. К этому времени у них подрос еще один помощник — сын Алексея Аммос.

Демидовы решили проявить великодушие к ма­стеру, отмеченному официальной наградой, и в 1833 г. дали Е. А. Черепанову вольную. Но семья его по-преж­нему оставалась в крепостной зависимости.

Между тем Мирон Черепанов приступил к работе над созданием «паровой телеги» — паровоза. По-види­мому, к этой мысли механик пришел вместе с отцом и талантливым инженером Ф. И. Швецовым, тоже выходцем из крепостных. Первый черепановский паро­воз (1834) вел состав весом до 3,2 т, а второй (1835) — до 32 т со скоростью 13—16 км/час.

Наследие Черепановых многообразно. Одновре­менно с созданием первых в России паровозов они успешно усовершенствовали различные отрасли завод­ского производства. Они строили гидротехнические сооружения, создавали металлургическое оборудова­ние, металлообрабатывающие станки, паровые маши­ны. Вместе с Швецовым работали они и над использо­ванием тепла и теплотворности отходящих газов меде­плавильных и доменных печей.

 

ДЖОРДЖ СТЕФЕНСОН

(1781—1848)

Джордж Стефенсон родился в семье шахтера в гор­няцком поселке, недалеко от Ньюкасла. С ранних лет Джордж должен был вносить свою лепту в скудные доходы семьи. Он работал и пастухом, и погонщиком лошадей при подъемном вороте, и кочегаром, и маши­нистом при паровом двигателе, а затем механиком при большой подъемной паровой машине на шахте.

До 18 лет юноша оставался неграмотным. Потом он стал посещать вечернюю начальную школу. Однако основные знания по арифметике, механике и другим техническим наукам Стефенсон приобрел самостоятель­но. Он настолько пополнил свои знания, что стал решать технические задачи, доступные лишь специали­сту-инженеру. Управляющие копями обратили на него внимание, и он вскоре стал механиком копей.

В 1813 г. Джордж Стефенсон, которому в то время было 32 года, впервые занялся устройством «самодви­жущейся паровой машины» — паровоза. Он решил, используя опыт предыдущих конструкторов парово­зов, создать более совершенную машину.

В 1814 г., после десятимесячной работы, Стефенсон закончил первый паровоз. По устройству котла и расположению цилиндров в системе передачи он напоминал некоторые из предшествующих типов паро­возов и был недостаточно мощным. На первом испыта­нии паровоз передвигал состав весом 30,5 т, раз­вивая скорость до 6 км/час. В 1816 г. изобретатель создал трехосный паровоз «Киллингуорт», который мог вести состав весом 50 т со скоростью 10 км /час. Преимущество паровозов перед конной тягой уже ста­новилось явным. А в 1830 г. была открыта дорога Манчестер — Ливерпуль протяженностью в 48 км. Это была решительная победа пара на сухопутном транспорте.

Сын Стефенсона, Роберт (1803—1859), помог отцу завершить это строительство. На заводе в Ньюкасле они организовали постройку паровозов нового типа. На ис­пытаниях паровозов победил стефенсоновский паровоз

«Ракета». Его важнейшей особенностью было примене­ние парового котла с 25 дымогарными трубами, что да­ло возможность улучшить парообразование в котле. Отец и сын Стефенсоны стали всемирно признанными авторитетами по железнодорожному строительству. Они участвовали в постройке многих важных дорог в Англии и за границей. Стефенсоновские паровозы экспортировались в Бельгию, Францию, Германию, США.

Всю жизнь Стефенсон упорно отклонял присвое­ние ему каких-либо званий или титулов. Гордый своим простым происхождением, он писал, что не хочет «этих увесистых выражений в виде добавки к своему имени».

ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ АНОСОВ

(1797-1851)

Павел Аносов очень рано потерял родителей. Его взял на воспитание дед, Лев Собакин, в то время известный механик Камско-Воткинских заводов. Он решил дать внуку хорошее образование и определил в одно из лучших учебных заведений Петербурга — в Горный кадетский корпус.

Павел был среди первых учеников и еще во время учебы стал интересоваться металлургией. Закончил учение он с большой золотой медалью и получил назна­чение в Златоустовский горный округ. Первые два года Апосов работал практикантом, а затем его опре­делили на службу на только что созданную оружейную фабрику. Началась пора его творческой деятельности.

Прошло несколько лет, и молодой Аносов стал управляющим оружейной фабрики. Применявшийся на Златоустовской оружейной фабрике метод производ­ства стали мало чем отличался от приемов работы на других предприятиях Урала. В основе процесса лежал так называемый кричный горн. Сталь получалась путем сваривания сложенных в пучки полос из крич­ного железа или же цементацией полос. Чтобы железо науглеродить (цементовать), полосы погружали в ящи­ки, переслаивали угольным порошком, потом разводили огонь в топке и поддерживали жар 8—12 суток.

Аносов решил усовершенствовать процесс. Он по­местил железо в тигельный горшок. В нем непосред­ственного контакта угля и железа не было. Но Павел Петрович понимал, что это только кажущееся разделе­ние: тигель стоял в горне, насыщенном газообразным углеродом — продуктами горения угля; пока тигель оставался открытым, частицы углерода настойчиво атаковали железо.

Полученная таким образом сталь оказалась лучше, чем цементованная. Это был настоящий переворот в технике производства стали. Все дальнейшие усовер­шенствования XIX в. в этой области основаны на откры­тии Аносова.

Поиски способов получения литой стали тесно связаны с опытами получения булата. Над методом про­изводства этой необычайно упругой и крепкой стали долгое время висела тайна. Ученые разных стран безу­спешно пытались ее разгадать. Аносов подошел к ней как глубокий исследователь. Исследуя полученную сталь, он впервые в мире — это было в 1831 г. — стал рассматривать кристаллы металла через микро­скоп и увидел «узоры, подобные по расположению булатным». Этим Аносов заложил основы новой нау­ки — металловедения.

508