Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

значение Дворца съездов. Это здание недаром но­сит такое название: вы все, конечно, знаете, что здесь проходят наиболее важные собрания совет­ской общественности, многие международные съезды и конференции. В этих случаях сцену Дворца .легко перестроить: оркестр «прячется» под сцену, а на его место выкатывается самоходная фура. На ней расположены места для президиума. И все это в течение не­скольких минут!

Чтобы подняться к колосникам ви­сящим над сценой на высоте двенадцатиэтаж­ного дома, надо совершить целое путешествие— сначала на лифте, а потом пешком по лесенкам, соединяющим галереи, которые опоясали сцену с четырех сторон. Здесь на решетчатом полу верхнего трюма, рядами выстроились моторы и лебедки.

Пульт управления механизмами сцены.

Оператор нажал кнопку, и часть сцены плавно поднялась вверх.

Впрочем, моторы не только в верхнем трюме, они облепили все семь гале­рей над сценой, заполнили под ней помещения нижних трюмов.

: На каждом этаже — пульты дистанционного управления с комбина­циями разноцветных клавишей-кнопок. На­жмите кнопку — и одна из многочисленных па­дуг (специальных устройств с накрученными на них «фонами» и «задниками») стремительно пой­дет вниз, перекрывая сцену. Нажмите дру­гую — и часть пола сцены плавно поднимется вверх. Новая кнопка — и пол сцены вздыбится лестницей. Еще одна — и эта лестница повер­нется вокруг своей оси.

Но, пожалуй, самое главное чудо Дворца— его акустика. В таком гигантском зале, вмещающем 6 тыс. человек, донести до каждого и речь оратора, и голос певца, и звучание оркестра очень трудно. Ведь эхо, гуляющее по залу, ис­кажает человеческий голос, а оркестр, наоборот, требует гулкости и без нее звучит очень сухо.

На помощь пришла электроакустика. Ко всем креслам в зале звук подается в «обработанном» виде. Шесть тысяч громкоговорителей спрятаны в спинках кресел. Еще четыре тысячи — в стенах и потолке. И гигантский зал ожил, загудел, послушно отзываясь на малейший шорох. Мягкая обивка кресел, толстые асбестовые маты, скрытые в по­толке за алюминиевыми решетками, пакеты очесов капронового волокна в стенах, .шерстяной ковер на полу, войлок, наконец, сам воздух между звукопоглотителями — вся эта хитро­умная система акустических «ловушек» навела порядок там, где мог царить звуковой хаос.

Десять тысяч маломощных громкоговори­телей — это, так сказать, «легкая артиллерия». «Тяжелая» спрятана под порталом сцены: пять громкоговорителей, высотой с двухэтажный дом каждый, мощью своего голоса буквально сотрясают, когда это нужно, весь зал.

Изменен и сам звук, «поданный» слушателю. Если он «сухой», «тусклый», его украсят едва уловимыми тонами, подарят ему. «сочность» и «полноту». Делают это при помощи эха. Но ведь эхо «изгнано» из зала? Из зала — да. но не из Дворца. В его подвальных помещениях есть специальная «комната эха». Сюда по про­водам приходят звуки со сцены. И здесь им разрешается «аукаться».

Эхо мечется по обширной комнате, заполненной микрофонами. Оператор-звукорежиссер,

488