Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

что палеонтологические находки не что иное, как остатки некогда живших и бесследно исчезнувших животных. Однако читать эти «древние летописи», т. е. делать правильные научные выводы, ученые научились лишь в XIX в. Заслуга В. О. Ковалевского в том и заключается, что он, изучая кости некоторых ископаемых животных, показал, как нужно

Владимир Онуфриевич Ковалевский.

расшифровывать эти «летописи» и восстанавли­вать по ним историю развития животных.

Биография В. О. Ковалевского очень инте­ресна. Она показывает, как много может сде­лать за короткий срок одаренный человек, если возьмется за дело с любовью и энергией.

Родился Владимир Онуфриевич Ковалевский в 1842 г. Его родители — помещики Витебской губернии — вовсе не хотели, чтобы сын их стал ученым. Они отдали его в школу, готовившую юристов и чиновников-администраторов. Но Владимир Онуфриевич не захотел стать юри­стом. После смерти отца он зарабатывал деньги литературным трудом, переводами книг. Два­дцати шести лет Ковалевский женился на де­вушке, обладавшей замечательными математиче­скими способностями и впоследствии ставшей знаменитым математиком. Это была Софья Ва­сильевна Корвин-Круковская, по мужу Кова­левская.

В то время в России женщинам нельзя было учиться в высшей школе, и Ковалевский уехал вместе с женой в Германию, в г. Гейдельберг. Здесь Софья Васильевна поступила в университет, а Владимир Онуфриевич занялся

естественными науками — сперва геологией, а потом палеонтологией.

Заинтересовавшись этой новой, еще мало разработанной областью знания, Ковалевский за несколько лет в совершенстве овладел ею. Не посещая университета, он самостоятельно прочел специальную литературу на трех язы­ках — немецком, французском и английском — и стал объезжать музеи Европы, где были со­браны палеонтологические коллекции. Ковалев­ский побывал в Мюнхене, Париже, Лондоне, всюду изучая остатки древних млекопитающих, преимущественно из отряда копытных. На это ушло несколько лет.

Какую же цель перед собой поставил уче­ный? В 60—70-х годах XIX в. крупнейшим событием в области биологии была теория Дар­вина о естественном развитии животного мира. У Дарвина к тому времени имелось уже много сторонников, но было немало и противников. Противники утверждали, что учение Дарвина об изменении видов животных бездоказательно, поскольку никто непосредственно не наблюдал и не может наблюдать процесс исторического развития животных в природе. По их мнению, имелись лишь косвенные, а не прямые до­казательства справедливости учения Дар­вина. Находки ископаемых животных, конечно, могли бы стать фактическими документами истории развития животного мира. Их зна­чение для доказательства своей теории прекрасно понимал Дарвин. Однако палеонтоло­гия в ту эпоху была еще недостаточно раз­вита. Существовали лишь описания древних находок.

Ковалевский стал горячим сторонником тео­рии Дарвина. В связи с этим ему и пришла в голову счастливая мысль доказать справед­ливость дарвиновской теории на палеонтологи­ческих находках. Для этого следовало выбрать какую-нибудь группу ископаемых животных, лучше других представленную в европейских музеях, сравнить кости животных, сопоставляя древние формы с более новыми. Такого иссле­дования никто никогда не проводил, и Кова­левский первый серьезно занялся этим. Вот поэтому-то ему и потребовались такие долгие розыски в музеях Европы.

Наконец, он остановился на группе млекопи­тающих и на первых порах принялся тщательно изучать ископаемого предка лошади, названного анхитерием. Кости этого животного нашел в свое время в каменоломнях близ Парижа знаменитый естествоиспытатель Кювье. Ковалев­ский разыскивал во французских музеях кости

438