Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

воды вокруг тела. Имеются у них и боковые стабилизирующие кили.

Быстрые движения тунцов требуют боль­шой затраты энергии. Это обеспечивается осо­бой подкожной кровеносной системой, раз­витой только у этих рыб. Благодаря ей кровь тунцов теплая, ее температура выше темпера­туры воды на 7—9°, а мясо у многих из них красное, почти как у наземных животных. Охотящаяся у поверхности моря стая тунцов видна издали: море в этом месте вскипает белыми бурунами. Тунцы развивают в это время ско­рость до 90 км/час. Вот что дают обтекае­мые формы тела и сильные мышцы!

Промысловые рыбы южного полушария, живущие в южных умеренных морях, к югу от южного тропика, частью сходны с рыбами северного полушария. Здесь, в умеренно теп­лых водах Южной Африки и Южной Америки, встречаются и дают большие уловы сардины,

анчоусы, ставриды, мерлузы, некоторые горбылевые рыбы. Огромное количество анчоусов; свыше 6 млн. т, ловят у берегов Перу.

Наконец, в холодных приантарктических водах преобладают совершенно особые виды рыб. Рыболовство здесь вовсе не развито.

Важнейшие рыбы советского промысла: в морях северной части Атлантического и Ти­хого океанов (Балтийском, Баренцевом, даль­невосточных) морские сельди, треска, камбалы и палтусы, морские окуни, минтай (дальневосточная тресковая рыба), лососи, сиги; в умеренно теплых южных морях — Черном, Азовском, Каспийском — анчоусы (хам­са), мелкие сельдевые рыбы (килька, тюлька), проходные сельди, судак, вобла, лещ, сазан, бычки, осетровые; в Тихом океане — сайра; в дальних морях, у берегов Америки, Африки,— сардина, ставрида, морские караси, мерлуза (хек) и другие рыбы.

Кто быстрей

Летучие рыбы при взлете раз­вивают скорость 80—90 км/час. Од­нако первенство в рыбных гонках принадлежит марлинам и меч-рыбе, которые развивают максимальную скорость до 130 км/час. (Наибольшая

скорость пловца-спортсмена — 6 — 7 км/час.)

В 1948 г. рыболовное судно у Эк­вадора получило пробоину в днище: мечом марлины была пробита обшив­ка толщиной 8 см, меч торчал из нее на 46 см.

 

 

 

Рыба чистит канал

Еще не закончилось строительство Каракумского канала, как случилось непредвиденное: судоходное русло стало быстро зарастать водорослями. Техника оказалась бессильной. И тут ученым пришлось вспомнить о белом амуре и толстолобике. Рыбы эти поеда­ют за сутки равное своему весу коли­чество водорослей. А вес белого амура достигает 50 кг.

Для экспериментов на базу Инсти­тута зоологии и паразитологии Турк­менской академии наук доставили более миллиона мальков белого амура. Потом рыбу выпустили в канал. В туркменских водоемах она прижилась и чувствует себя как дома.

А су­доходству на Каракумском канале открылась зеленая улица.

Как рыбы спят

Оказывается, некоторые рыбы за­сыпают довольно рано и спят крепко. Так, в Баренцевом море наблюдали из гидростата на глубине 300 м за спя­щей треской. При этом она не реаги­ровала на свет прожектора, но просы­палась и уплывала в сторону, когда гидростат прикасался к дну.

 

 

 

РЫБЫ-ПУТЕШЕСТВЕННИЦЫ

Многие рыбы, в том числе и промысловые — осетры, лососи, сельди, треска, не живут постоянно в одном и том же месте, они совер­шают далекие путешествия — миграции.

Мурманская сельдь, например, мечет икру на прибрежное дно у Северной Норвегии, в рай­оне Лофотенских о-вов. Теплое Северо-Атлан­тическое течение подхватывает выведшихся из икры личинок и несет их на северо-восток, к мурманскому берегу. Здесь подросшие мальки усиленно питаются мелкими морскими живот­ными и растениями — планктоном. Летом моло­дых сельдей можно встретить у поверхности значительной части Баренцева моря, а на зиму они уходят в юго-западную его часть. Так они живут несколько лет. Когда весной у сельдей начнет созревать икра, они идут на юг, к бере­гам Норвегии, где и откладывают икру. Обрат­но в Баренцево море взрослые сельди не воз­вращаются. Придерживаясь северной ветви Северо-Атлантического течения, они приплы­вают в район к западу от Шпицбергена. Здесь они кормятся все лето, а на зимовку уходят несколько южнее Шпицбергена. Весной сельди снова идут к своим нерестилищам.

Таким образом, путешествовать сельди начи­нают уже в стадии личинки. Личинки перено­сятся Северо-Атлантическим течением — они совершают пассивную миграцию к местам нагула. Взрослые сельди возвращаются обратно к местам нереста — они совершают активную нерестовую миграцию.

В промежутке между нагульной и нерестовой миграциями сельдь совершает еще зимо­вальную миграцию.

Живущая вместе с мурманской сельдью треска размножается там же, где и сельдь, но путешествовать начинает раньше — в стадии икринки. Икра у трески плавающая, в то время как у сельди она донная. Икринки трески, так же как и личинки сельди, переносятся тече­нием к мурманскому берегу и во время мигра­ции проходят первые стадии своего развития.

Треска и сельдь — морские рыбы. Они про­плывают во время своих путешествий несколь­ко тысяч километров, но не выходят за пределы соленых морских вод.

Иначе ведут себя так называемые проходные рыбы. Эти рыбы из моря, где они кормят­ся, входят для размножения в реки (лососи, осетры) или, наоборот, из рек, где они корми­лись, отправляются для размножения в океан (угри).

Лососи собираются в большие косяки и, ориентируясь морскими течениями и береговой линией, находят путь к устью своей реки. Са­мая трудная часть пути — в реке. Здесь рыбе приходится преодолевать быстрое течение, по­роги, перекаты, завалы из упавших в реку деревьев и даже водопады. Кета, например, проходит за сутки вверх по Амуру около 50 км, а скорость течения в этой реке — 6—8 км/час. Такой путь требует большого количества энер­гии. На это и расходуется жир, накопленный

362