Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Микроскопические водо­росли: 1 — ризосоления; 2 — триходесмиум.

ском и Балтийском мо­рях создает при штиле впечатление, будто на водной глади появи­лись темно-зеленые лу­га. Отмирая, сине-зеле­ные водоросли идут ко дну. Там начинается их разложение. При этом выделяются ядовитые для рыб газы и расхо­дуется кислород, нахо­дящийся в воде. Оттого иногда гибнут донные рыбы — камбала и быч­ки. Задыхающаяся ры­ба, спасаясь, движется к берегу, и здесь самый слабый прибой массами выбрасывает ее, обесси­ленную, на берег.

В некоторые годы поздней осенью Азов­ское море становится по­хожим на тихое болото с темно-коричневой, от­ливающей на солнце

зеленоватым золотом водой, издающей ха­рактерный болотный запах. Это означает, что происходит массовое размножение иголочек диатомовой водоросли ризосолении.

Один из видов диатомей размножается у ти­хоокеанского берега Северной Америки в та­ком количестве, что вода кажется смоляной или кровавой. После штормового прибоя на берегу образуются валы выброшенных морем диато­мей, тянущиеся на многие километры. Амери­канцы называют такое цветение моря «эпиде­мией диатомовых».

Однажды в южной части Атлантического океана с парохода увидели вокруг большого кита красноватые полосы. Моряки решили, что кит ранен и истекает кровью. Но, зачерпнув за бортом ведро воды, они увидели, что она кишит бледно-розовыми ракушковыми рачками. Красное или розовое цветение моря проис­ходит также от скопления излюбленной пищи сельдей — веслоногих рачков калянид или от изобилия в море обычной пищи китов — крупных, светящихся ночью рачков эуфаузиид. Массовое размножение эуфаузиид на­блюдается во всех широтах и даже в тропиках. Обширные пространства Аравийского моря ино­гда покрываются эуфаузиидами в таком коли­честве, что цветение моря становится заметно

с самолета. Полярникам известны случаи цве­тения морского льда. При этом лед чаще всего становится зеленым, иногда желтым, бурым или красным — в зависимости от вида микроскопиче­ских растительных организмов, скопившихся на его поверхности и в его толще. В начале полярного лета такой окрашенный лед тает бы­стрее, так как поглощает больше солнечных лучей, чем обычный лед.

Непрерывность цветения, протяженность и очертания «цветущих» участков моря зависят прежде всего от распределения вод разного происхождения и от их движения. Пятна диа­метром в сотни метров и полосы шириной до десяти метров и длиной в несколько километров встречаются чаще, чем сплошные многокиломет­ровые «поля цветения». Корабль, прошедший по такому полю, оставляет за собой долго

Веслоногие рачки каляниды.

не закрывающиеся просветы. Толщина охва­ченного цветением слоя воды колеблется от не­скольких сантиметров до нескольких метров, реже — до десятков метров.

Под «цветущей» поверхностью моря могут укрываться целые косяки рыб. Их не видно и трудно обнаружить даже гидроакустически­ми приборами, так как растительный планктон выделяет пузырьки газа, затрудняющие про­хождение в воде ультразвуковых колебаний. Внимательный штурман всегда встревожится, увидев, что окраска моря изменилась или что волнение морской поверхности стало другим, так как это бывает обычно связано с мелями или рифами. Однако такие тревожные сигналы могут оказаться и ложными: просто в этих местах «цветет» море. И в то же время цветение моря иногда создает на его поверхности непро­ницаемую для глаз пелену, под которой могут таиться рифы, мины и даже укрываться под­водные лодки.

341