Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Внешний вид отечественного электронного микроскопа УЭМВ-100. Слева в рамке — схема движения потока элект­ронов между электромагнитными линзами электронного микроскопа; внизу — на экране в виде овала дано увеличенное изображение.

разбрасывают электроны, промчавшиеся через срез, на широкое пространство экрана. Наблю­датель смотрит на него через увеличительные стекла.

Возникающее здесь увеличение может до­стигать 3 —10 тыс. раз и больше. Но ведь теперь изображение можно сфотографировать и увели­чить еще раз в десять!

Мы в ультрамикромире. Здесь меряют не на микроны, а на десятитысячные их доли — ангстремы. Тут главными консультан­тами микроскописта становятся биохимики — ученые, изучающие химический состав клеток и химические реакции, протекающие в недрах живого вещества. Это и понятно. Здесь начи­наются дела, в которых участвуют молекулы живой материи. Мера, используемая в работе с электронным микроскопом, — ангстрем — это диа­метр атома водорода. В электронный микроскоп различают частицы клеток, измеряемые, напри-

мер, десятью ангстремами, т. е. имеющими в поперечнике всего 10 атомов. Вот почему элек­тронная микроскопия развивается рука об руку с биохимией. Изучение клеточных недр ведут обе науки — каждая со своей стороны.

Примерно в те же годы, когда ученые с по­мощью электронного микроскопа распахнули ворота в ультрамикромир, был открыт новый

Изготовление тончайшего среза для электронного микро­скопа: вверху — общий вид прибора; внизу — стеклянный нож (Н) срезает пластинку в 400 ангстрем толщиной с пласт­массового блока (Б), в котором заключен объект наблюдения.

способ внедрения в глубины клетки — цент­рифугирование измельченных тканей.

О том, чтобы выделить рабочие части клеток— ядра и органоиды — и изучать их работу по отдельности, мечтали многие ученые. Трудность заключалась в следующем: измельчение тканей с целью выделения изолированных клеточных частиц всегда приводило к их разрушению. Но вот однажды в качестве среды, в которой разрушали ткани, применили раствор сахара. И что же! Оказалось, что клеточные части, ядро и митохондрии, в сильно измельченных до полной однородности тканях, не разрушаясь, сохраняются в растворе сахара.

Теперь в ход пускается специальный аппа­рат — ультрацентрифуга, в которой клеточные частицы отделяются одни от других с помощью вращения при очень высоких скоростях. Через некоторое время в одном слое оказываются ядра, в другом — митохондрии, в третьем... но что может быть в третьем слое, кроме свободной от частиц цитоплазмы? Оказывается, есть кое-что. Это новые, невидимые ранее при световой микроскопии, клеточные частицы. Ученые на­звали их рибосомами.

Итак, клеточные частицы выделены и собра­ны в количествах, которые можно исследовать.

44