Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

дительно решал самые запутанные загадки живой природы.

Одним из труднейших вопросов биологии была до Дарвина так называемая органическая целесообразность. Еще в глубокой древности люди обратили внимание на то, что все орга­низмы — растения и животные — устроены за­мечательно целесообразно. Каждый отдельный орган чем-нибудь да полезен всему организму, и строение каждого органа делает организм приспособленным к условиям обитания и к образу жизни животного или растения. До Дар­вина ученые объясняли это тем, что бог заранее предусмотрел, как должны быть устроены ра­стения и животные, чтобы жить в предназна­ченных для них условиях.

Дарвиновское учение о естественном отборе научно, материалистически объясняет проис­хождение целесообразности в природе. Если в борьбе за существование выживают орга­низмы, приспособленные к определенным усло­виям существования, а неприспособленные вы­мирают, то выжившие организмы неизбежно должны оказаться целесообразно устроенными. В другую геологическую эпоху, в других усло­виях жизни, когда-то целесообразно устроен­ные организмы могут оказаться нецелесообраз­но устроенными, неприспособленными. Они вымрут, уступив место организмам, особен­ности которых более соответствуют новым условиям.

ДРУЗЬЯ И ВРАГИ ДАРВИНА

Маркс, Энгельс и Ленин высоко ценили учение Дарвина. Вскоре после выхода в свет книги Дарвина Маркс писал Энгельсу об этой книге, что она «дает естественноисторическую основу для наших взглядов».

Ленин так определил значение учения Дар­вина: «...Дарвин положил конец воззрению на виды животных и растений, как на ничем не связанные, случайные, «богом созданные» и не­изменяемые, и впервые поставил биологию на вполне научную почву, установив изменяе­мость видов и преемственность между ними...»

Со дня выхода в свет первой книги Дар­вина вокруг его учения завязалась острая

борьба. Нападали на Дарвина церковники и реакционные ученые. А передовые, прогрес­сивные ученые стали на его сторону. Борьба за и против дарвинизма продолжается и в на­ши дни. И в этой борьбе каждое новое откры­тие в естествознании подтверждает, что учение великого Дарвина незыблемо в своей основе.

Многие выдающиеся ученые применили с блестящим успехом учение Дарвина в специаль­ных областях биологии и тем способствовали окончательному торжеству дарвинизма.

Среди этих ученых особенно замечательны: в Англии — ботаник Дж. Гукер, анатом и па­леонтолог Т. Гексли и зоогеограф А. Р. Уол­лес; в Америке — ботаник А. Грей; в Герма­нии — зоолог Э. Геккель и биологи Ф. и Г. Мюллеры.

Крупнейшая роль в распространении и даль­нейшей разработке дарвинизма принадлежит русским ученым: К. А. Тимирязеву, братьям А. О. и В. О. Ковалевским, И. И. Мечникову, И. М. Сеченову, а в новейшее время И. П. Павлову, А. Н. Северцову, И. В. Мичу­рину.

Дарвин умер 19 апреля 1882 г. в возрасте семидесяти трех лет. Незадолго до смерти он сказал: «Я совсем не боюсь умирать». Это были его последние слова.

Чарлз Дарвин похоронен в Лондоне, в здании Вестминстерского аббатства. Его могила находится неподалеку от могилы Ньютона.

Со времени выхода книги Дарвина «Проис­хождение видов» прошло более 100 лет. За это время в биологии сделано много новых откры­тий, позволяющих глубже понять сущность процесса эволюции живых существ.

Дарвин писал, что в свете теории естест­венного отбора возрастет в громадной степени значение изучения наших домашних пород. Новая разновидность, выведенная человеком, представится более любопытным и важным предметом изучения, чем добавление еще одно­го вида неизвестных ранее диких животных или растений к бесконечному числу уже занесен­ных в списки.

Советские биологи и селекционеры много сделали и еще больше сделают для осуществ­ления этого завета Чарлза Дарвина, высказан­ного им в книге «Происхождение видов».

ЖИВЫЕ ИСКОПАЕМЫЕ

АВСТРАЛИЯ — ЗАЧАРОВАННЫЙ КОНТИНЕНТ

В Новой Зеландии, на скалистых островах, где нет людей, живет знаменитая трехглазая ящерица гаттерия, или туатара. Крупная яще­рица, больше кошки, и очень древняя — род­ная «тетушка» динозавров.

Много миллионов лет назад на Земле жили страшные ящеры, похожие на сказочных дра­конов. Огромные, больше слона, бронтозавры, игуанодоны, диплодоки... А еще раньше, триста миллионов лет назад, не было и динозавров. Только доисторические «лягушки» — стегозав­ры жили у воды. От стегозавров и произошли динозавры. Но до того как это случилось, от стегозавров произошла гаттерия.

В давние времена у предков позвоночных животных было по три глаза: два больших — по бокам головы, а третий поменьше — на темени.

Гаттерия.

Он в небо смотрел. Потом этот глаз атро­фировался, омертвел и исчез.

Но иногда и сейчас еще рождаются рыбьи мальки с тремя глазами. Когда у животных и человека появляются вдруг ненужные им органы, которые были у прародителей, это на­зывается атавизмом. У людей, например, со­хранился еще в мозгу остаток третьего глаза — особая шишковидная железка.

У гаттерии теменной глаз еще вполне в хо­рошем состоянии, почти как настоящий. Видит он, правда, плохо: едва свет от тьмы отличает.

А гаттерия света не любит, прячется от солн­ца. Живет она под землей в норах, но норы сама не роет: приходит в гости к буревестни­кам. На тех же островах, где живут гаттерии, гнездятся тысячи буревестников. А для гнезд буревестники обычно роют норы. Гаттерии за­лезают в эти норы и весь день в них сидят. Только ночью выходят на охоту за улитками.

Птицы и пресмыкающиеся мирно уживаются. Нередко в одной норе на подстилке из листьев живут две семьи — гаттерия и буревестники. Иногда ящерица, раскопав пол, откладывает здесь свои яйца. А в другом углу норы выси­живает птенцов самка буревестника. Гаттерия спит рядом, свернувшись дугой. Птиц и птен­цов она никогда не обижает.

Про гаттерию биологи говорят: реликтовая это ящерица, живое ископаемое. И в этих сло­вах нет ни иронии, ни осуждения, в них сдержанный крик восторга перед удивительным явлением природы.

Кто же они, эти живые ископаемые?

Выходцы из давно минувших эпох. Пере­жившие свое время древнейшие существа. Они, вернее, очень похожие на них животные, жили еще на заре истории нашей планеты, «когда мир был юным». С тех пор эти закосневшие в своем консерватизме осколки давно исчез­нувших миров почти не изменились. Их эволю­ция словно бы остановилась.

Живые ископаемые обычно обитают в ка­ких-нибудь уединенных и очень небольших по площади районах: на островах, плоскогорьях, в пустынях, озерах, морях, так или иначе отре­занных от мира. Гаттерия, например, обитает на нескольких островах у берегов Новой Зе­ландии и нигде больше в мире не встречается.

Обычно условия жизни в местах обитания живых ископаемых всегда постоянны, в тече­ние миллионов лет они почти не менялись. В этом и секрет удивительного консерватизма релик­товых животных. Не менялись внешние усло­вия — не было причин, следовательно, приспо­сабливаться, приобретать новые привычки, ор­ганы и обитателям этих затерянных уголков.

Когда мы говорим о небольших районах, то имеем в виду относительно небольшие районы, потому что есть целый материк, населенный сплошь живыми ископаемыми,— Австралия.

Около ста миллионов лет назад Австралия откололась от других стран мира. С тех пор широкие моря окружают ее со всех сторон.

26