Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Современная наука признает, что первоначально жизнь возникла в виде простейших существ, еще более простых, чем такие одноклеточные организмы, как, например, амебы. А до XIX в. большинство ученых верили, что животные и растения сотворены богом. Так, в XVIII в. шведский ботаник К. Линней утверждал, что «видов (животных и растений. — Ред.) существует столько, сколько их первоначально было создано» (см. ст. «Карл Линней»). Только отдельные ученые в XVIII и в начале XIX в. высказывали противоположные взгляды. Особенно выделялся своими воззрениями французский биолог Жан Батист Ламарк. Он был уверен, что животные и растения не сотворены, а возникли естествен­ным путем в виде очень простых существ, что затем они изменялись, совершенство­вались, превращаясь в более высокоразвитые организмы. Но Ламарк не мог убедительно доказать изменяемость организмов, и, главное, он не мог правиль­но объяснить, каким образом и почему они изменяются (см. ст. «Жан Батист Ламарк»).

Это удалось сделать великому английскому натуралисту Чарлзу Дарвину. Более ста лет назад, в 1859 г., вышла в свет его книга «О происхождении видов», в которой Дарвин доказал изменяемость видов и дал теорию, хорошо объ­ясняющую, каким образом и почему происходило и происходит их изменение (см. ст. «Эволюционное учение Чарлза Дарвина»).

Работы Дарвина произвели переворот в биологической науке. Передовые уче­ные того времени приняли учение Дарвина об изменчивости видов, оно стало в био­логической науке руководящим.

Особенно много сторонников учение Ч. Дарвина нашло среди русских, а за­тем советских биологов, которые не только приняли это учение, но и развили его, распространили на различные области биологии. Среди них надо назвать таких выдающихся ученых, как К. А. Тимирязев, братья А. О. и В. О. Ковалевские, И. И. Мечников, А. Н. Северцов, Н. И. Вавилов и др. Много труда для пропа­ганды дарвинизма и его развития, много сил в борьбе за дарвинизм приложили такие ученые, как Томас Гексли в Англии и Эрнст Геккель в Германии.

Изучая теорию Ч. Дарвина, мы поймем, почему в природе существует целесообразность и как она возникла в процессе эволюции за те сотни миллио­нов лет, в течение которых существует мир живых организмов. Мы узнаем, что эта целесообразность не абсолютна, а относительна и осуществляется только в определенных условиях среды, к которым приспособился и в которых живет дан­ный организм. Изменились условия, и то, что было целесообразным, стало не­целесообразным. Да и вообще в живой природе мы найдем много нецелесообразного.

Почему нас так интересует вопрос о целесообразности в природе? Да потому, что церковники всегда ссылались на нее как на доказательство существования бога. Учение Ч. Дарвина о происхождении видов разрушило и этот последний оплот религии.

Из истории биологической науки мы знаем, что даже первые ее шаги были не только связаны с практикой, но часто и вытекали из нее. Так, например, не­сомненно, что изучение растений было связано еще в древности с использованием их для питания человека и для врачевания. Строение и функции организма жи­вотных также изучались первоначально в связи с лечением болезней человека. Правда, можно привести некоторые примеры, когда крупные научные открытия значительно опережали уровень состояния науки и не могли быть сразу же исполь­зованы практикой. Только значительно позже они приобрели практическое значение. Так, например, было с микроскопом. В XVII в., когда появились первые простые микроскопы, ученые рассматривали через них различные мелкие предметы. Был обнаружен и мир живых существ, не видимых простым глазом (см. ст. «Простейшие животные»). Это открытие до XIX в. практически не было применено, но в XIX в. усовершенствование микроскопа привело к от­крытию клеточного строения растений и животных простейших — возбудителей болезней, и, наконец, возникла особая биологическая наука — микробиология,

13