Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

В 1821 г. шведский химик Иенс Берцелиус открыл новый элемент — торий. Никто из ученых не усомнился в истинности открытия. Усомнился сам автор. Сомнение оказалось полезным. То, что Берцелиус принял за торий, представляло собой фосфорнокислую соль уже извест­ного элемента иттрия. Правда, Берцелиус в 1828 г. все же сумел обнаружить истинный то­рий. А минерал, послуживший источником ошибки, назвал ксенотимом (по-гречески это означает чужая честь).

Не избежал ошибок и знаменитый английский ученый Вильям Крукс. Он провозгласил от­крытие целого класса так называемых метаэлементов. А немец Рихард Свинне с подобным же «успехом» открыл тяжелые трансурановые элементы... в образцах космической пыли, собранных в Гренландии известным полярным путешественником Норденшельдом.

Есть среди элементов такие, которые сначала были открыты в атмосфере Солнца и звезд, а уже потом на Земле. Это — гелий и технеций. О существовании некоторых элементов уче­ные могут судить лишь по косвенным признакам. Это тяжелые трансурановые элементы. Есть, наконец, и такие, которые вряд ли удастся выделить в свободном виде, в мало-мальски ве­сомом состоянии. Это — астат и франций. Но все эти элементы, как и остальные предста­вители периодической системы,— полноправные химические элементы, в материальности которых никто не сомневается.

Авторы открытий элементов в большинстве случаев известны и признаны. Правда, французы и немцы до сих пор молчаливо остаются при своем мнении относительно названия элемента 71 — последнего редкоземельного элемента: лютеций или Кассиопей?

Наука существует тысячелетия, но большинство элементов периодической системы обна­ружено только в последние двести лет. Почему один и тот же элемент порой «открывался» дважды, трижды, четырежды и более раз? Одни элементы были известны с глубокой древно­сти, а другие, которых в земной коре ничуть не меньше, удалось найти сравнительно недавно. Почему, наконец, сам факт открытия химических элементов — это всего лишь счастливое стече­ние обстоятельств, событие целиком случайное?

Начнем с ответа на последний вопрос. После открытия периодического закона эта случай­ность была сведена к минимуму. Периодическая система, предсказывая свойства неизвест­ных элементов, как бы позволяла программировать их поиски. Вспомним, как блистательно оправдались предсказания Менделеева о свойствах «экабора», «экаалюминия», «экасилиция»— будущих скандия, галлия и германия. Свойства и источники для поисков доброго десятка неот­крытых элементов были предугаданы на основании периодической системы. Немецкие химики Вальтер и Ида Ноддак еще до открытия рения знали с помощью таблицы Менделеева такие подробности его свойств, как если бы он уже был найден и достаточно хорошо изучен. Амери­канский физик Глен Сиборг вместе с сотрудниками синтезировал большинство трансурановых эле­ментов. И в этих открытиях периодическая система была им незаменимой помощницей.

Но ведь до того, как появилась периодическая система, было открыто 63 химических эле­мента — почти 2/3 известных теперь. И уж открытия этих-то элементов, должно быть, навер­няка случайны.

И да и нет! Да потому, что ученые чаще всего неожиданно наталкивались на сле­ды неизвестного элемента в каком-нибудь минерале или соединении. Нет потому, что исто­рия открытия химических элементов — это не какая-нибудь оторванная от жизни, ни с чем не связанная история. Она неразрывна с историей всей химии. Химия год за годом совер­шенствовала свои методы исследования, делала их более отточенными и четкими. Возникала основа для открытия новых элементов, которые для прежних методов оставались незамеченными.

Несколько химических элементов было известно на заре нашей цивилизации. И люди зна­ли эти элементы в свободном виде. Более того, подавляющее большинство этих элементов в земной коре встречается сравнительно редко (см. табл. на стр. 539, графу «Распространенность в природе»).

Прежде всего следует сказать об углероде. Быть может, это первый химический элемент, с которым познакомился человек. Ведь угли костра — это тот же самый углерод.

Затем несколько металлов. Среди них прежде всего золото. Знакомство человека с золо­том произошло, видимо, 6—7 тыс. лет тому назад. В те отдаленные времена люди знали еще медь и серебро. Олово, свинец, цинк и сурьма также принадлежат к элементам древности. Употребление железа положило начало железному веку. И, наконец, сера, упоминания о

537