тельное, под микроскопом проявляется в том, что кровяные шарики утрачивают округлые очертания и принимают форму серпа. Из забо­левших кровяных шариков был извлечен белок, осуществляющий функцию дыхания,— гемо­глобин и исследовано строение его молекул. И что же обнаружилось? В «больном» гемо­глобине одна из аминокислот оказалась в от­дельных звеньях замещена другой — глютаминовая кислота валином. Глютаминовая кислота имеет электрический заряд, и это препятствует слипанию молекул гемоглобина, а валин лишен электрического заряда. Вследствие этого моле­кулы «больного» гемоглобина слипаются друг с другом, что и придает кровяным шарикам серповидную форму.

С точки зрения химика, живой организм — это крепость, построенная из белков, ДНК и т. д. Когда в эту крепость вторгаются и начинают хозяйничать в ней микробы или вирусы — это вторгаются чужеродные белки и нуклеиновые кислоты, наступает инфекцион­ное заболевание. Но, как мы только что видели, заболевание может наступить из-за перерожде­ния собственных белков и ДНК организма — нарушения нормального состава и строения вырабатываемых организмом белков.

С этих позиций рациональная химиотера­пия около двух десятков лет назад всту­пила в борьбу с самой таинственной и зловещей болезнью — раком. Вместо нормального «строи­тельного» материала для ДНК в раковую клетку вторгаются молекулы нуклеотида, ис­порченные прикреплением к ним того или иного токсофора. Испорченный материал вовлекается в процессы, идущие в раковой клетке, и это отравляет, губит ее.

Детская энциклопедия. Том 3. Вещество и энергия. Страница 504.

Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ХИМИЯ НА СЛУЖБЕ ВОЙНЫ И МИРА

Многие века люди ставили себе горчичники, чихали от нюхательного табака, желая при этом друг другу здоровья, приправляли свои куша­нья перцем, луком и чесноком, не подозревая, что действующие начала этих растений будут извлечены и сконцентрированы также для целей войны. Но интерес к нарывным, чихательным и слезоточивым отравляющим веществам расти­тельного происхождения как к средствам хими­ческой войны прошел так же быстро, как поя­вился: они были заменены продуктами хими­ческой индустрии, сходными по химическому строению, более дешевыми и сильными по действию.

Сравните строение молекулы действую­щего начала чеснока со строением молекулы «короля» отравляющих веществ — иприта (рис. 11). И там и здесь имеет решающее значе­ние часть молекулы, заключенная между пунк­тирными линиями, так называемый мустаргил. Это новое участие химии в массовом истреб­лении людей удалось преодолеть. Было под­писано международное соглашение, запрещаю­щее применять отравляющие вещества (под ним не хватало лишь одной подписи — амери­канского представителя). Но неожиданно иссле­дование отравляющего действия иприта откры­ло новые пути в химиотерапии злокачествен­ных опухолей. Иприт подавляет деятельность кроветворных органов, чрезмерное усиление которой приводит к переполнению крови лей­коцитами — к белокровию. Но иприт не удов­летворяет основному требованию химиотерапии: щадить здоровую, живую ткань. При замене атома серы в иприте атомом азота получается эмбихин — лекарство, помогающее при хрониче­ском белокровии, а также при злокачественных заболеваниях лимфатических желез.

Когда в борьбу с раком вступила химия, возникла идея присоединить азотно-ипритную группировку атомов к кирпичикам — амино­кислотам и нуклеотидам, из которых строятся белки и ДНК, и тем самым как бы отравить их. Были созданы новые средства борьбы со злока­чественными опухолями — допан и сарколизин («растворитель опухолей»). Таково обеща­ющее начало: не следует забывать, что химия включилась в борьбу против рака каких-нибудь два десятка лет назад.

Еще вчера утверждали, что наука бессильна в борьбе с теми глубочайшими расстройствами

504