Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

В ДНК, в их нуклеотидном составе и в по­следовательности нуклеотидов заключена про­грамма развития будущего организма — будь то бактериофаг, вирус или высокоорганизован­ное существо — человек. Но это значит, что состав и строение исходной молекулы ДНК определяет, контролирует аминокислотный со­став и строение молекул тех белков, которым предстоит образовываться в процессе развития данного организма (подобно тому, как после­довательность точек и черточек на ленте, выхо­дящей из телеграфного аппарата, определяет последовательность букв в расшифрованном тексте телеграммы). Так оно и есть.

Было синтезировано простейшее вещество, подобное ДНК,— полиуридиловая кислота. Ее цепочка слагается из однотипных звеньев — лишь из одного из четырех нуклеотидов. При ее участии в пробирке был синтезирован «бе­лок». Оказалось, что и «белок» состоит из одно­типных звеньев: лишь из одной аминокисло­ты — фенилаланина. Затем в полиуридиловую кислоту был «вставлен» второй нуклеотид — аденин, и в «белке» появилась новая амино­кислота — изолейцин. Но нуклеотидов всего четыре, а аминокислот 20. Как же структура молекулы ДНК может предопределять, кон­тролировать структуру белка, построенного из большего числа аминокислот, чем четыре? Вот здесь нам и приходит на помощь азбука Морзе. Депеша, которая выходит из телеграф­ного аппарата, состоит только из значков троя­кого вида: точек, черточек и пауз (если считать паузу за особый значок), а расшифрованный текст — из 33 букв алфавита, причем каждая буква в нем занимает столь же строго определен­ное место, как каждая точка или черточка в телеграфной депеше. Очевидно, нечто подоб­ное имеет место и в молекулах биополимеров. Каждой аминокислоте отвечает не отдельный нуклеотид, а сочетание (как сейчас предпола­гается) из трех нуклеотидов; не отдельное нуклеотидное звено молекулы ДНК, а участок из трех таких звеньев, как каждой букве в азбуке Морзе отвечает не отдельный знак — точка или черточка, а комбинация из несколь­ких точек и черточек.

Химическая теория наследственности от­крыла пути в создании новых видов — мута­ций — живых организмов через перестройку ДНК существующих видов, воздействуя на них химическими реактивами, получившими название мутагенов («рождающих мутации»).

Первые опыты в этом направлении уже при­несли обнадеживающие результаты. Открыты,

в частности, вещества, которые вызывают уве­личение числа хромосом, т. е. пучков нуклеи­новых кислот в растительных клетках. Так, из обычных сортов свеклы создана сахарная свекла, превосходящая по урожайности и со­держанию сахара лучшие сорта, ранее выве­денные биологами. Весьма эффективным вме­шательством в структуру ДНК оказалось ра­диоактивное облучение. Оно вызывает пере­стройку молекул ДНК, наследственно переда­ваемую потомству облученных организмов. Отбирая растения, которые обладают полез­ными качествами, получают новые сорта, более продуктивные, невосприимчивые к вирусам и другим заболеваниям, с неполегающим стеблем.

МЕДИЦИНА НА МОЛЕКУЛЯРНОМ УРОВНЕ

Мы изучаем жизненный процесс, разлагая, расчленяя его на массу отдельных закономер­ностей, причины которых до поры до времени остаются невыясненными. Но это нисколько не мешает нам использовать замеченные зако­номерности на практике. С другой стороны, раз закономерность установлена, объяснение ее становится лишь вопросом времени. Мы знаем, например, какие службы в нашем орга­низме несет кровь; умеем определять ее до­стоинства и недостатки с помощью анализа; зна­ем, как сложно ее поведение в организме, как сложен ее состав, и обнаруживаем строгие зако­номерности там, где раньше видели дело случая.

Образное выражение «в их жилах течет одинаковая кровь» получило научный смысл. Действительно, кровь может быть одинаковой и разной. Смешав каплю крови своей и своего друга, как это делали наши предки, клянясь друг другу в вечной дружбе, вы под микро­скопом увидите либо слипшиеся друг с другом кровяные шарики, либо не увидите ничего особенного. Картина слипания кровяных шари­ков на языке медицины называется агглютина­цией, а на языке химии — коагуляцией.

Эта картина далеко не безобидна. Она раньше приводила к смертельному исходу при неудачных переливаниях крови. Поэтому при ответственной операции врач должен при по­мощи физико-химического исследования крови определить, к какой из четырех «кровяных групп» принадлежит кровь его пациента и лица, у ко­торого берут кровь.

Как любой орган, кровь подвержена забо­леваниям. Одно из них, почти всегда смер-

503