Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Ставя таким образом задачу искусственного создания жизни, мы не рассчитываем, как алхи­мики, что из химической колбы выскочит гото­вый гомункулус — маленький живой человечек. Ведь живые существа, помимо всего прочего, имеют за собой миллионы лет истории, управля­емой законами естественного отбора, и мы вряд ли сможем перепрыгнуть через эту великую пропасть времени. Мы можем рассчитывать лишь создать нечто такое, что, будучи предоставлено самому себе, при благоприятных условиях пре­вратилось бы спустя миллионы лет в растения, животные или нечто подобное тем и другим.

Будет ли это искусственно созданное «нечто» веществом или каким-то сверхпростым организ­мом? В течение многих лет пристальное внимание ученых приковано к миру живых существ, не­доступных даже сильнейшим микроскопам. Та­ков бактериофаг — «пожиратель бакте­рий». Действие бактериофага впервые описал русский ученый Н. Ф. Гамалея еще в 1898 г. Это такой же паразит по отношению к бактери­ям, как бактерия по отношению к человеку. Бак­териофаги присутствуют всюду, где присутст­вуют бактерии: в животных организмах, в воде рек, озер, морей и т. д. Они выделены и из про­дуктов, не зараженных бактериями: из чеснока, лука, яблок, моркови. Бактериофаги удалось наблюдать лишь с помощью ультрамикроскопа и электронного микроскопа. Это инструменты такой мощной разрешающей силы, что им уже доступны наиболее крупные молекулы. Итак, бактериофаги имеют размеры массивных моле­кул! Это материя, раздробленная на молекулы. Но эта материя живет, т. е. питается и размно­жается, сохраняя свои прирожденные свойства. Вокруг бактериофагов разгорелся страстный спор. По мнению одних, бактериофаг — это вещество, по мнению других — живое существо. Не есть ли он и то и другое одновременно, думали третьи.

Бактериофагам во всем, кроме условий суще­ствования, подобны вирусы — ультрамикроско­пические возбудители заразных болезней, таких, как грипп, полиомиелит, бешенство. Первый вирус — возбудитель чумы у рогатого ско­та — был открыт тем же русским ученым Га­малея за два года до открытия им первого бак­териофага. Частицы одних вирусов выглядят в электронном микроскопе, как шарики, дру­гих — как тонкие и длинные палочки. По отно­шению к людям, животным и растениям виру­сы ведут себя, как микробы. Живые организмы в свою очередь относятся к ним, как к микробам: в борьбе с вирусами они вырабатывают в себе

Риг. 8. Бактериофаги под электронным микроскопом.

«антитела», гибельные для данного вида вируса, и в таких случаях, перенеся болезнь, приобре­тают иммунитет к нему, т. е. повторно этому заболеванию не подвергаются.

Естественно, что врачи обращаются с виру­сами так же, как с микробами. А химики обра­щаются с теми же вирусами, как с самыми обык­новенными веществами: они растворяют их, адсорбируют, осаждают и кристаллизуют.

ХИМИЯ И НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

Самое удивительное в развитии живых существ заключается, конечно, в том, что из ничтожно­го микроскопического зернышка, клубка хромо­сом, развивается нечто очень большое, очень сложное, очень тонко организованное и на­столько точно предопределенное, что близнецы, развившиеся из одной и той же клетки, часто оказываются неразличимо похожими друг на друга. Мы называем это наследственностью. Казалось бы, химику в обсуждении вопросов наследственности делать нечего. Но это не так.

Чтобы последующее не показалось слишком необыкновенным, вспомним, какое богатство образов, мыслей, чувств порождает в нас лите­ратурное произведение с помощью всего 33 значков — 33 букв русского алфавита, расстав­ленных в строго определенном порядке и множе­ство раз повторяющихся. Но и 33 значка — это роскошь. Любой текст может быть передан телеграфистом всего с помощью трех знаков азбуки Морзе: точка, тире и пауза.

Однако речь у нас пойдет не о литературных произведениях, а об основном свойстве живых

501