Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Важным событием в истории медицины была первая операция с применением антисептиче­ского (обеззараживающего) вещества, которую сделал в середине XIX в. английский хирург Листер. Антисептиком служила карболовая кис­лота — один из продуктов сухой перегонки каменного угля. До применения антисептиков даже легкие операции приводили иногда к смер­ти. Рану заражали микробы. Теперь же эта угроза рассеялась и смертность от хирургиче­ских операций резко снизилась.

Так был достигнут один из первых успе­хов в отражении атак микробов еще на подсту­пах к живому организму. Но как уничтожить бактерии, которые проникли в организм, пока еще не знали. Карболовая кислота, убивая микробов, не щадила и живую ткань. Естественно, возникла идея так «отрегулировать» молекулу лекарственного вещества, чтобы, «стреляя» в микроба, не «попасть» в живую ткань.

Около 300 лет назад в Европу впервые при­везли кору хинного дерева. Из коры был выде­лен хинин — белый горький порошок, исцеляю­щий от губительной лихорадки. Со временем химики разгадали строение молекулы хинина и получили его искусственно. Однако дешевых способов синтеза не найдено и до сих пор.

Зато изучение действия хинина на больных малярией открыло путь рациональной химиоте­рапии. В 1860 г. русский врач Романовский, рас­сматривая в микроскоп каплю крови больного, увидел, как разрушаются тела малярийных плаз­модиев от действия хинина. В этом исследова­нии родилась основная формула рациональной химиотерапии: наилучшим лекарством против всякой болезни будет то вещество, которое ока-

Рис. 2. Если врагам удалось ворваться в крепость, то основ­ным девизом химиотерапии становится: поражать микробы, щадя живую ткань.

жет наименьший вред организму больного и вызовет наибольшие разрушения в болезне­творных организмах.

Естественно, у химиков возник вопрос, до­статочно ли молекула хинина отвечает этому требованию, не нуждается ли она в усовершен­ствовании. Действие хинина удалось видоизме­нить и отчасти усилить путем некоторых изме­нений в молекуле (рис. 3 — цв. табл. к стр. 497). Внимание химиков было обращено на наиболее доступную для перестроек ее часть, обозначен­ную буквой А. Сюда можно присоединить через атом кислорода цепочку из любого числа угле­родно-водородных звеньев СН2.

И вот что оказалось. Если цепочка состоит из двух звеньев (оптохин), то получается хи­мическое оружие против наших невидимых врагов — пневмококков, которые вызывают воспалительные процессы в легких. Стоит увели­чить число звеньев до 5 (эукупин) — и полу­чается средство, мало действующее на пневмо­кокки, зато весьма активное против возбудите­лей рожи и других кожных заболеваний. Еще одна «пристройка»: присоединяется 8 звень­ев — и возникает новое лекарство (вуцин), гу­бительное для стрептококков. При дальнейшем накоплении звеньев действие на микробы исчезает.

Великий немецкий ученый Эрлих, много работавший над изобретением лекарственных веществ, недаром сравнивал отношение ле­карств к живому веществу с отношением клю­чей к замкам. Усовершенствованные химией молекулы хинина вполне можно сравнить с обыч­ным ключом, от числа зарубок на котором (со­ответственно числу углеродно-водородных звеньев в «хвосте» молекулы) зависит, отопрет или не отопрет он данный замок. Исследова­телю иногда нужно перебрать тысячи «ключей», прежде чем будет найден тот, который нужен.

У медицины сейчас громадное число синте­тических веществ для уничтожения уже посе­лившихся в организме болезнетворных микро­бов. Лучшие из этих веществ были построены по заранее продуманному плану. Очень остро­умно была, например, использована идея «рель­сов». Для того чтобы «проложить путь» к тем или иным микробам, использовались молекулы веществ, обладающих химическим сродством к данному виду микроба, и к этим молекулам прицеплялась токсофорная группа атомов («токсофорный» в буквальном переводе — «несущий яд»), как заряд пироксилина к самодвижущейся торпеде. Кстати сказать, эту идею подсказала способность каждого вида микробов интенсив-

494