Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

добавить еще одну, «нулевую» группу. Такое положение в менделеевской таблице для этих элементов до сих пор общепринято. Оно хоро­шо характеризует их свойства.

Однако химики никогда не теряли надеж­ду преодолеть химическую «лень» благородных газов и заставить их вступать в химические пре­вращения. Это оказалось чрезвычайно труд­ной задачей. Решение ее потребовало более 60 лет напряженной самоотверженной работы.

Попытки получить химические соединения инертных газов были предприняты сразу после открытия аргона. Уже в 1896 г., всего через два года после открытия аргона, было полу­чено при очень высоком давлении первое со­единение аргона с водой: Ar•Н2O. Но чтобы получить такие же соединения для криптона и ксенона, химикам пришлось работать еще поч­ти 30 лет (до 1925 г.). Всего более 40 лет затра­тили химики на неудачные попытки заставить благородные газы вступить в реакцию еще с каким-либо веществом, помимо воды.

Первые успешные результаты в преодолении их бездеятельности получил советский химик Б. Никитин. Ему удалось заставить благород­ные газы вступать в реакцию с некоторыми органическими соединениями. И все же полу­ченные им соединения нельзя было считать истинно химическим. Как было показано позд­нее, это были соединения без химической связи. В них атом инертного газа находился внутри органической молекулы, как в клетке, и не мог ее покинуть. Такие соединения называют­ся теперь клатратными соединениями.

Непрерывные неудачи создали общеприня­тое мнение о том, что благородные газы вообще не способны участвовать в химических реак­циях. И даже школьники во всем мире так это и учили по своим учебникам. Но упорная борьба продолжалась. Развивая теорию хими­ческой связи, ученые-теоретики смогли с уве­ренностью предсказать возможность взаимо­действия некоторых инертных газов с фтором.

Л, наконец, совсем недавно, в 1962 г., был достигнут замечательный успех. Канадскому химику Бартлетту удалось получить первое настоящее соединение ксенона с платиной и фтором XePtF6. Вскоре были получены соеди­нения XeF6, XeF4 и XeF2. Это — твердые кристаллические устойчивые вещества белого цвета. Были получены и соединения криптона и фтора, но они стойки только при темпера­туре жидкого азота. Наконец, удалось полу­чить соединение ксенона с кислородом. Оно оказалось сильно взрывчатым.

Теперь можно считать, что химики прео­долели химическую инертность элементов ну­левой группы таблицы Менделеева и положили начало новому интересному разделу химии.

СКОЛЬКО РЕДКОЗЕМЕЛЬНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ В ОДНОЙ КЛЕТКЕ ТАБЛИЦЫ МЕНДЕЛЕЕВА?

В этом простом и, казалось бы, ясном вопро­се отражается почти вековая история ошибок и заблуждений. Для самого Менделеева такой во­прос был просто неуместен: одну клетку в таблице может занимать только один элемент.

Много известных химиков, среди них и сам Менделеев, долго бились над размещением ред­коземельных элементов в периодической систе­ме: пытались поместить, например, церий в чет­вертой группе, празеодим в пятой, для неодима искали место в шестой.

Но эти необыкновенные элементы бесцеремон­но нарушали самую основу периодического за­кона. При любых попытках разместить их в таб­лице периодическая повторяемость свойств не соблюдалась. В главных и побочных подгруппах должны быть сходные элементы. Церий жене имел ничего общего с цирконием, празеодим с ниобием, а неодим совершенно не был похож на молибден.

Зато, по мере того как изучались их хими­ческие свойства, становилось все более ясным, что эти элементы сходны друг с другом, как братья-близнецы. Они настолько химически подобны, что химику их и различить и разде­лить чрезвычайно трудно. Но все они, бесспор­но, разные элементы. В этом химики не сомне­вались.

Друг Менделеева, чешский химик Браунер, предложил самое простое решение: поместить их все в одну клетку таблицы. Менделееву пришлось с этим согласиться. Но, по существу, это только увеличило принципиальную труд­ность проблемы, не разрешив ее.

Если одно место могут занимать несколько различных элементов, то, во-первых, нарушает­ся основной принцип периодической системы и, во-вторых, становится совершенно невозможным предвидеть и предсказать, сколько же их можно найти в природе, сколько их вообще может су­ществовать. Химики же всего мира разыскива­ли их очень усердно и более чем успешно. За короткий период, примерно за 30 лет, было «от­крыто» почти сто (!) редкоземельных элементов.

331