Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

На четвертое место Менделеев поместил кар­точку бора.

Пятое место занял у него углерод.

На шестом месте — азот, далее следовали кислород и фтор.

Девятая карточка, принадлежащая металлу натрию, была им помещена под второй, на ко­торой были записаны химические характеристики металла лития.

Затем по порядку следующее место занял магний, за ним — алюминий. Под углеродом оказался кремний, под кислородом — сера, под фтором — хлор.

Вот как Менделеев расположил свои кар­точки с названиями и свойствами элементов в начале своей таблицы:

Итак, в вертикальных рядах оказались хи­мически сходные элементы. Металл литий похож

на металл натрий: оба мягкие, легко режутся ножом, бурно реагируют с водой, образуя щело­чи. Бериллий и магний схожи друг с другом. У фтора много общего с хлором — это едкие удушливые газы, которые образуют с металлами совершенно сходные соединения. И каждый химик знает, что свойства кислорода и серы сходны между собой.

При таком расположении совершенно четко проявилась периодичность свойств у элементов. В двух первых коротких периодах менделеев­ской таблицы правильно чередуются элементы с аналогичными свойствами.

Как же все-таки эти периоды были построены Менделеевым? Пожалуй, он был неправ, когда утверждал, что расположил элементы по их атомному весу.

Если бы он действительно расположил их по возрастанию тех атомных весов, которые были известны науке в то время, то никакого перио­дического закона обнаружить было бы невоз­можно даже в первых рядах таблицы.

Скорее наоборот, Менделеев установил на основании периодического закона правильный атомный вес бериллия.

Позднейшие исследования подтвердили это предсказание.

Если исходить из атомных весов, известных в середине прошлого века, то следующие два

Предшественники Менделеева

Великое открытие в науке, конечно, никогда не бывает внезапным. И до Менделеева многие химики пытались отыскать общие закономерности и сходство в свойствах химических эле­ментов. Например, немецкий ученый И. Дёберейнер еще в 1829 г. установил, что элементы со сходными химически­ми свойствами могут быть сгруппи­рованы по три: скажем, литий, нат­рий и калий или хлор, бром и йод. Такие группы Дёберейнер назвал три­адами.

В 1849 г. систематикой элементов заинтересовался русский химик Г. И. Гесс. В своем учебнике «Основания чистой химии» он рассматривал четыре группы элементов-неметаллов, имею­щих сходные химические свойства:

йод теллур углерод азот

бром селен бор фосфор

хлор сера кремний мышьяк

фтор кислород

Гесс писал: «Эта классификация еще очень далека от того, чтобы быть естественной, но она все-таки соеди­няет элементы в группы весьма сход­ные, и с расширением наших сведе­ний она может усовершенствоваться».

Следующий шаг сделал француз­ский химик Б. де-Шанкуртуа. Систему элементов он представлял себе в виде спиральной линии на поверхности цилиндра. На каждом витке — по 16 элементов. Сходные элементы рас­полагались друг под другом на обра­зующей цилиндра. Но никто из уче­ных и не обратил внимания на работу де-Шанкуртуа.

Английский химик Дж. Ньюлендс в 1866 г. предложил так называемый «закон октав» . Он считал, что все в мире подчиняется общей гармонии. И в химии, и в музыке она должна быть единой. Поэтому свойства химических элементов, расположенных по возра­станию атомного веса, должны повто­ряться через каждые семь элементов, так как в музыкальной гамме сходные ноты чередуются в октаве через каждые семь нот. По «закону октав», однако, оказывались «сходными» такие совершенно различные элемен­ты, как углерод и ртуть. Когда Нью­лендс доложил свою работу на заседа­нии Лондонского химического обще­ства, один из присутствующих не без сарказма спросил, не пробовал ли уважаемый докладчик расположить элементы в алфавитном порядке и не обнаружил ли он и при этом какую-нибудь закономерность.

Ближе других к истине оказался, пожалуй, немецкий химик Л. Мейер. В 1864 г. он предложил таблицу, в ко­торой все известные химические эле­менты были разбиты на шесть групп, согласно их валентности.

Но никто из этих славных химиков, много сделавших для подготовки пе­риодического закона, и не подозревал, что в их знаниях о природе элементов есть «пустые места», открыть Вели­кий закон они не могли. Это оказалось под силу только гению Менделеева.

311