Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

возможность регулировать процессы радиоак­тивного распада!

Если бы ученые научились увеличивать ско­рость распада долгоживущих радиоактивных изотопов, то тем самым они безгранично расши­рили бы ассортимент ядерного горючего. Едва ли не каждый элемент периодической системы смо­жет стать тогда источником ядерной энергии.

Если бы мы, наоборот, сумели замедлить скорость радиоактивного превращения короткоживущих изотопов, как бы «заморозили» пе­риоды их полураспада, тогда возможность син­теза сверхтяжелых трансурановых элементов стала бы гораздо шире. Пока что предел их ис­кусственного получения уже близок. Вряд ли ученым удастся изготовить образцы с порядко­выми номерами больше 110: изотопы этих эле­ментов будут погибать, едва успев образовать­ся,— такую сильную радиоактивность предска­зывает для них теория. Если ученые научатся «замораживать» периоды полураспада, периоди­ческая система пополнится многими новыми элементами, да еще в количествах, которые бу­дет легко взвесить на обычных лабораторных весах.

Что же мешает? Да то, что мы неясно пред­ставляем себе механизм ядерных сил. И устрой­ство самого ядра для нас еще во многом зага­дочно .

СКОЛЬКО ВИДОВ РАДИОАКТИВНЫХ ПРЕВРАЩЕНИЙ СУЩЕСТВУЕТ?

История исследований радиоактивности про­текала примерно так же, как и история любой другой науки: ученые сначала открывали те процессы и явления, которые, так сказать, ле­жали на поверхности. Не мудрено поэтому, что испускание ядер гелия и электронов удалось обнаружить уже вскоре после работ Беккереля. Зато открытие позитронного распада, орби­тального захвата, самопроизвольного деления потребовало уже специальных знаний и слож­ных приборов.

Удастся ли нам еще пополнить перечень видов радиоактивных превращений?

Теоретики уже давно предсказывали новый вид радиоактивности — так называемую про­тонную радиоактивность. Те изотопы, пола­гали ученые, у которых в ядрах очень мало ней­тронов (мало отношение n: p), могут самопроиз­вольно испускать протон. Наши эксперимен­таторы во главе с Г. Н. Флеровым доказали

это на опыте. Теоретики полагают, что возможна и двухпротонная радиоактивность.

Теория предсказывает также, что должно пополниться «семейство» бета-распадов. Его предполагаемый член именуется в науке двой­ным b--распадом. Некоторые ядра смогут испу­скать одновременно два электрона, а два нейтрона — превращаться в протоны. Можно насчитать немало ядер, у которых предполагается 2b--радиоактивность. Периоды их полураспада должны быть огромными.

А дальше?

Нисколько не фантастично предположить, что еще наше поколение пополнит перечень видов радиоактивных превращений.

Вот, если хотите, тема для размышлений. Маленькая аналогия из области истории науки. Прежде чем было открыто самопроизвольное деление урана, ученые узнали об искусствен­ном делении его ядер под действием медлен­ных нейтронов. Механизм обоих процессов оди­наков, состав осколков один и тот же.

Сейчас в ядерной физике широко известен процесс расщепления тяжелых ядер под дей­ствием быстрых частиц, например протонов. Они откалывают от ядер «куски», «фрагменты» самой различной величины. В процессе расщеп­ления получаются изотопы почти всех химиче­ских элементов таблицы Менделеева.

А может быть, подобное радиоактивное пре­вращение протекает и естественным образом? Может, ядра элементов конца периодической си­стемы самопроизвольно испускают «фрагменты», более крупные, чем альфа-частицы? Напри­мер, легкие ядра лития, бериллия, углерода, азота? Любопытно, что эта идея «фрагментар­ной» радиоактивности не так уж нова: еще в 1926 г. один английский ученый доказывал, что уран обладает своеобразной «азотной» радио­активностью, т. е. его ядра способны выбрасы­вать ядра азота.

Несомненно одно: атомы куда более изо­бретательны в выборе вида радиоактивности, чем представляем мы себе сейчас. Но когда ученые пытаются в этой изобретательности разобраться поглубже, они упираются в сла­бое знание «внутренней жизни» атомных ядер.

ГАММА-ЛУЧИ

Мария и Пьер Кюри разделили лучи, открытые Беккерелем, на три пучка: альфа-частицы, бета-частицы и гамма-лучи. До сих пор мы говорили только о первых двух пучках. Гамма-лучи

288