Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

У П. Л. Чебышева было много учеников. Он по праву считается основателем Петербург­ской математической школы, которая насчиты­вает в своих рядах таких первоклассных уче­ных, как Е. И. Золотарев, А. А. Марков, А. М, Ляпунов, Г. Ф. Вороной и др.

Заслуги П. Л. Чебышева были признаны всем ученым миром. В 38 лет он был избран членом Петербургской академии наук, затем членом Парижской и Берлинской академий, Лондонского королевского общества и многих других академий.

Ученый прожил долгую жизнь и до послед­ней минуты много и плодотворно работал. Умер Чебышев в 1894 г. За письменным столом он внезапно почувствовал себя плохо и вскоре скон­чался от паралича сердца.

СОФЬЯ ВАСИЛЬЕВНА КОВАЛЕВСКАЯ

Имя первой русской женщины-математика Софьи Васильевны Ковалевской известно всему образованному миру. Рассказ о ее жизни — это увлекательная история о том, как малень­кая жизнерадостная девочка, «воробышек», ста­ла выдающимся математиком; это поучительная история о девушке, полюбившей свободу и ма­тематику; это история о женщине-герое, про­ложившей дорогу в науку, к высшему образо­ванию женщинам России и Европы.

Она родилась в 1850 г. в Москве в богатой семье генерал-лейтенанта артиллерии в от­ставке В. В. Корвина-Круковского. Малень­кая Соня училась удивительно легко. Отец всячески поддерживал и развивал ее интерес к науке. Любознательная и настойчивая в уче­бе, Соня особенно увлеклась математикой. Лю­бопытно, как произошло ее первое знакомст­во с высшей математикой. Случилось так, что стены в детской комнате были оклеены лекция­ми по математическому анализу знаменитого академика М. В. Остроградского. Как пишет С. В. Ковалевская, «от долгого ежедневного созерцания внешний вид многих из формул так и врезался в моей памяти», и через много лет ее преподаватель по математическому анализу удивлялся, «как скоро она охватила и усвоила себе понятие о пределе и производной, точно она их наперед знала». Особенно возбуждали фантазию девочки математические рассуждения ее дяди, «внушая ей благоговение к математике, как науке высшей и таинственной, откры­вающей перед ней новый чудесный мир, недо­ступный простым смертным». Знакомый отца, профессор Тырнов, обратил внимание родите­лей на математические способности четырнад­цатилетней девочки.

Еще не зная тригонометрии, Соня пыталась разобраться в смысле тригонометрических фор­мул, встретившихся ей в учебнике по физике. Отец пригласил заниматься с дочерью изве­стного преподавателя, и с 15 лет она начала си­стематически изучать курс высшей математики.

В то время в России девушкам было запре­щено учиться в университетах и высших шко­лах. Женщины могли поступать только в не­которые зарубежные университеты. Но уехать из-под строгого надзора родителей молодым де­вушкам было очень трудно. Многим девушкам из богатых семей приходилось вступать в фик­тивный брак, чтобы получить право уехать за границу и там учиться. Софья Васильевна всту­пила в такой брак с молодым ученым В. О. Ко­валевским.

В 1869 г. молодые супруги уезжают за гра­ницу, в Германию, в университетский городок Гейдельберг. Каждый из них принялся усердно заниматься своими науками.

В Гейдельберге Ковалевская посещала лекции крупнейших ученых-математиков. В 1870 г. она переезжает в Берлин, решив до­биться права на посещение лекций знаменитого немецкого математика К. Вейерштрасса. Вейерштрасс читал лекции в Берлинском универси­тете, куда женщины не допускались. Сам Вейерштрасс считал, что в университете, а особенно на математическом факультете, жен­щинам учиться нельзя. Однако Ковалевская добилась того, чтобы Вейрштрасс проэкза­меновал ее на право быть его частной учени­цей. Вейерштрасс предложил ей задачи, кото­рые сам считал трудными для таких экзаменов. Каково же было удивление профессора, когда на следующий день взволнованная молодая женщина принесла ему блестяще решенные задачи! Вскоре Вейерштрасс признал особое математическое дарование своей ученицы. Он писал: «Что касается математического образо­вания Ковалевской, то я имел очень немного учеников, которые могли бы сравниться с ней по прилежанию, способностям, усердию и увле­чению наукой».

Через 4 года по ходатайству Вейерштрасса в Геттингенском университете С. В. Ковалев­ской заочно присуждается ученая степень док­тора философии. (Эту ученую степень присуждали

498