Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Готфрид Вильгельм Лейбниц.

вают, что если этот зверь не схватит чего-либо в первый, второй или третий прыжок, то пре­доставляет добыче убежать.

Люди, лично знавшие Лейбница, писали о нем как о мягком и отзывчивом человеке, очень скромном в своих привычках. Лейбниц был дип­ломатом, надворным советником, воспитателем княжеских детей, историографом. Почти все время он работал при дворах немецких госу­дарей, князей и герцогов. Но он всегда помнил о своей любимой науке. Он умел извлекать мно­го полезного из любого дела, любого знаком­ства. Лейбниц хорошо понимал, что для успеш­ного развития науки необходимы специальные научные общества, академии, в которых уче­ные могли бы свободно обмениваться мнени­ями. По предложению Лейбница в 1700 г.

основывается Берлинская академия наук, в ко­торой ему предоставляют почетное место пер­вого президента. Он хлопочет о создании ака­демий в других городах Европы и даже все­европейской академии наук. Неоднократные беседы Лейбница с Петром I о развитии наук в России имели большое значение для орга­низации Петербургской академии наук. Петр I в знак признания заслуг Лейбница сделал его тайным советником.

Удивительный ум Лейбница породил боль­шое количество плодотворных идей почти во всех областях человеческих знаний. В физике Лейбниц сформулировал основной закон сохра­нения кинетической энергии, как он ее назы­вал, «живой силы»: mv2/2 . Стараниями Лейбница

был положен конец путанице с календарями в Германии и был принят более точный григо­рианский календарь. Размышляя над философ­скими и математическими вопросами, Лейб­ниц убедился, что самым надежным средством искать и находить истину в науке может стать математика. Всю свою сознательную жизнь он стремился выразить законы мышления, чело­веческую способность думать в виде математи­ческого исчисления. Для этого необходимо, учил Лейбниц, уметь обозначать любые поня­тия или идеи определенными символами, ком­бинируя их в особые формулы, и сводить пра­вила мышления к правилам в вычислениях по этим символическим формулам. Заменяя обыч­ные слова четко определенными символами, Лейбниц стремился избавить наши рассуж­дения от всякой неопределенности и возмож­ности ошибиться самому или вводить в заблуж­дение других. Если, мечтал Лейбниц, между людьми возникнут разногласия, то решаться они будут не в длинных и утомительных спо­рах, а так, как решаются задачи или доказыва­ются теоремы. Спорщики возьмут в руки перья и, сказав: «Начнем вычислять!» — примутся за расчеты.

Необыкновенная сила этой мысли прояви­лась прежде всего в творчестве самого Лейб­ница. При помощи своего универсального ис­числения Лейбниц значительно расширил об­ласть математики.

Лейбниц, одновременно с Ньютоном и незави­симо от него, открыл основные принципы диффе­ренциального и интегрального исчислений. Эти исчисления теперь называют математическим анализом. Теория приобрела свою силу пос­ле того, как Лейбницем и Ньютоном было дока­зано, что дифференцирование и интегрирова-

486