Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

 

 

 

 

новые и новые знаки. Это происходит потому, что римская нумерация не является позицион­ной. Знак V, например, означает в ней только пять единиц и не может обозначать пяти десят­ков или пяти сотен. Римская нумерация не яв­ляется и строго десятичной. В ней сохранились следы другого основания — пяти. Действитель­но, здесь есть специальные знаки для пяти, пятидесяти и пятисот.

В нашем устном счете имеются некоторые черты, напоминающие эту систему. Так, мы тоже прибегаем к операции сложения, образуя числительные от 11 до 19: «одиннадцать» (один-на-десять) и т. д. Но начиная с 20 пользуемся для образования числительных еще и умноже­нием, чего нет в римской системе: «двадцать» означает два-десять, т. е. дваXдесять, «трид­цать» — триXдесять.

В нашем языке сохранились также следы нумерации с основанием 40, которой пользо­вались наши предки. Действительно, для этого числа употребляется новое, несоставное назва­ние — «сорок». Нам известны такие выражения:

«сорок сороков церквей», «сорок сороков чер­ных соболей». О том, что число 40 когда-то иг­рало особую роль при счете, говорят и некото­рые связанные с ним поверья. Так, сорок пер­вый медведь считался роковым для охотника. Аналогично этому широко распространен у европейских народов предрассудок, будто число 13 является несчастливым. Это связано с тем, что некогда была распространена двенадцатеричная система счисления.

Во французском языке сохранились следы нумерации с основанием 20; число 80 читается: quatre-vingts — «четыре-двадцать», число 90—

quatre-vingts-dix — «четыре-двадцать-десять»,

число 120 — «шесть-двадцать»; в старофранцуз­ском языке и другие названия чисел составля­лись аналогичным образом. Следы двадцатеричной системы сохранились также в английском и голландском языках, следы пятеричной — в скандинавских языках.

Итак, устная речь показывает, что наши пред­ки пользовались непозиционной нумерацией, причем в качестве оснований, кроме десяти, были и другие числа.

На основании каких же источников можно ответить на вопрос: как люди считали в старину?

Во-первых, на земном шаре сохранились на­роды, которые еще недавно стояли во многих отношениях на таком же низком уровне разви­тия, как и наши далекие предки. Многие путеше­ственники описали немало способов счета, при­менявшихся у таких народов. Это — один источник, с которым мы познакомимся.

Вторым источником являются письменные документы древних народов: египтян, вавило­нян, древних греков, индейцев племени майя и других. Наконец, русские рукописи XI—XII вв. помогут нам узнать, как считали раньше на Ру­си. Итак, начнем по порядку.

Счет у первобытных народов

Еще недавно существовали племена, в язы­ке которых были названия только двух чисел: «один» и «два». Но это не значит, конечно, что представители этих племен не могли сосчитать большее количество предметов.

У туземцев островов, расположенных в Торресовом проливе (отделяющем Новую Гвинею от Австралии), единственными числительными являлись «урапун» (один) и «окоза» (два). Островитяне считали так: «окоза-урапун» (три), «окоза-окоза» (четыре), «окоза-окоза-урапун» (пять) и «окоза-окоза-окоза» (шесть). О числах начиная с семи туземцы говорили «много», «множество». Таким образом, люди здесь ос­воили только небольшое количество целых чисел. Кстати, многие русские пословицы говорят о том, что именно так дело обстояло и у наших предков. Мы говорим: «У семи нянек дитя без глаза», «Семь бед — один ответ», «Семеро од­ного не ждут», «Семь раз отмерь, один раз отрежь». Здесь, очевидно, число «семь» употреб­ляется в смысле «много»: у большого числа ня­нек дитя без глаза, много бед — один ответ и т. д.

Но вернемся к нашему рассказу.

270