Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

время остававшийся одним из крупнейших в Европе. Г. А. Шайн руководил установкой его и использовал этот мощный инструмент для спектральных исследований звезд. Вместе с другим симеизским астрономом — В. А. Альбицким (1891 —1952) — он определил лучевые скорости многих звезд.

В свое время еще Галилей, наблюдая в те­лескоп перемещение пятен на диске Солнца, сделал правильный вывод, что Солнце вра­щается вокруг своей оси. чем и объясняется

Григорий Абрамович Шайн.

перемещение пятен на нем. Но Солнце — одна из бесчисленных звезд. Следовательно, и звез­ды должны вращаться. Но даже и в крупней­шие современные телескопы звезды представ­ляются светящимися точками. Поэтому не­чего было и думать о возможности увидеть на звездах какие-либо детали, подобные солнеч­ным пятнам, по перемещениям которых можно было бы установить вращение звезд. Оно могло быть установлено только путем тончайших спектральных исследований, основанных на применении принципа Доплера (см. стр. 202). Такие исследования и выполнил Г. А. Шайн одновременно и в контакте с работавшим в США правнуком В. Я. Струве известным астрономом О. Л. Струве (1897—1963). Они не только установили, что звезды вращаются, но и измерили скорость этого вращения. При этом оказалось, что самые горячие звезды на их экваторах вращаются со скоростью, исчис­ляемой сотнями километров в секунду, тогда как скорость вращения Солнца на его экваторе составляет только 2 км/сек.

Открытие вращения звезд и исследование их лучевых скоростей наряду с другими тру­дами, выполненными Шайном в те же годы, создали ему широкую известность среди астро­номов всех стран. В 1939 г. Г. А. Шайна избра­ли академиком, а затем членом старей­шего в мире Лондонского астрономического общества.

Работу Г. А. Шайна в Симеизе прервала Великая Отечественная война. Заняв Крым, немецко-фашистские захватчики разрушили Симеизскую обсерваторию. Ее 102-сантиметро­вый рефлектор не удалось эвакуировать, и он попал в руки врагов, которые вывезли его в Германию и привели в полную негодность.

В грозные годы войны, несмотря на все трудности, Г. А. Шайн продолжал свои иссле­дования в Абастумани, на обсерватории Ака­демии наук Грузинской ССР. После освобожде­ния Крыма он вместе с другими астрономами вернулся в Симеиз. В послевоенные годы Симеизскую обсерваторию не только восста­новили, но и построили вблизи нее, в селе Пар­тизанском, новую мощную обсерваторию. Обе они составили одно научное учреждение — Крымскую астрофизическую обсерваторию Ака­демии наук СССР, одну из крупнейших в мире. Академика Г. А. Шайна назначили директором новой обсерватории. Ему выпала труднейшая задача: он должен был руководить строитель­ством обсерватории и оборудовать ее перво­классными инструментами и приборами.

Как только вновь были установлены на обсерватории первые инструменты, Шайн раз­вернул исследовательскую работу на ней.

В первой половине XX в. изучение звезд раскрыло многообразие звездного мира. Астро­номы установили, что звезды по размерам и силе света делятся на гиганты и карлики, уточнили различия звезд по особенностям их спектров, собрали много данных о массах и температурах звезд, движениях и распре­делении их в пространстве. Все это привело ученых к неоспоримому выводу, что существую­щие ныне звезды имеют различный возраст и возникли неодновременно. Возникновение звезд продолжается и теперь.

Но из чего возникают звезды? Очевидно, из таких форм вещества, которые имеются в нашей и других звездных системах. Ими могут быть газовые и газово-пылевые туман­ности. В нашей Галактике (как и в других) они обнаружены в большом количестве. Их плотность ничтожна, но размеры по сравне­нию с размерами звезд огромны, а общая

209

масса сравнима с массой всех звезд Галак­тики. Следовательно, для решения вопро­са о происхождении звезд и самих туманностей необходимо было тщательно изучить газовые туманности. Огромный вклад в это дело внес Г. А. Шайн.

Академик Шайн не ограничился исследова­нием уже известных газовых туманностей. Он обнаружил в нашей и других галактиках множе­ство новых газовых туманностей, состоящих из разреженного водорода. Они не видны гла­зом в телескоп и улавливаются только путем фотографирования их особыми способами. Шайн со своими сотрудниками открыл свыше 300 таких туманностей. Выяснилось, что неко­торые туманности — не бесформенные мас­сы газа, а имеют ярко выраженное волокни­стое строение и в них происходят разнообраз­ные физические (в частности, магнитные) явле­ния. Оказалось, что многие туманности имеют огромные массы — в тысячи раз большие, чем масса Солнца. Многие свои исследования, по­священные туманностям, Григорий Абрамович выполнил вместе со своей сотрудницей — та­лантливым астрономом Верой Федоровной Га­зе (1899-1954).

Большое значение имеют и другие иссле­дования Шайна. В особенности важны его труды по изучению звезд с обильным содержа­нием углерода. Шайн много и успешно зани­мался также изучением спектрально-двойных звезд и другими вопросами.

В 1952 г. Григорий Абрамович Шайн по состоянию здоровья вынужден был отказаться от поста директора обсерватории, но научную работу он продолжал вести до последних дней своей жизни.

УЧЕНЫЙ-РЕВОЛЮЦИОНЕР ПАВЕЛ КАРЛОВИЧ ШТЕРНБЕРГ

Далеко не все знают, что Павел Карлович Штернберг, имя которого носит Государствен­ный астрономический институт Московского государственного университета, был не только видным астрономом, но и замечательным рево­люционером, активным участником Великой Октябрьской социалистической революции.

Штернберг родился в 1865 г. в г. Орле. Настойчивость и упорство в работе, стремле­ние каждое начатое дело доводить до конца были свойственны ему с юных лет. Он рано заинтересовался астрономией. Еще гимназистом

он сам изготовил штатив для подаренной ему астрономической трубы, установил ее на крыше дома, в котором жил, и регулярно наблюдал небо.

Окончив гимназию, Штернберг в 1883 г. поступил в Московский университет. Здесь на физико-математическом факультете он стал учеником Ф. А. Бредихина. В 1887 г., по окон­чании университета, Штернберга пригласили работать на Московской обсерватории. В пер­вые годы он был рядовым сотрудником и по­могал Бредихину в исследованиях комет, а с 1890 г. стал астрономом-наблюдателем и одно­временно начал преподавать в университете.

Молодой ученый принимал активное участие в перестройке обсерватории и расширении ее научной работы.

Для своих научных трудов П. К. Штерн­берг всегда выбирал темы, требовавшие осо­бенно тщательных наблюдений и измерений. Его труды по точности выполнения всегда служили образцом для астрономов.

В 90-х годах XIX в. и в начале XX в. Штернберг занимался точным определением широты Московской обсерватории в связи с движением полюсов. Земные полюсы — не не­подвижные точки; они перемещаются по зем­ной поверхности, и, как ни ничтожны эти перемещения, измеряемые немногими метра­ми, они все же вызывают изменение широт различных мест на Земле.

Тщательные исследования привели Штерн­берга к выводу, что движение полюсов очень сложно и для полного уяснения его нужны наблюдения в обоих полушариях Земли. Он указывал и на возможную связь между дви­жением полюсов и такими явлениями в исто­рии Земли, как ледниковые эпохи и неоднократ­но происходившие наступления моря на сушу.

Много внимания П. К. Штернберг уделял также работам по определению силы тяжести в разных местах Европейской России. Эти работы имеют большое практическое значение: они помогают обнаруживать залежи полезных иско­паемых. В советскую эпоху такие исследования развернулись на территории нашей страны в огромных масштабах. Но на рубеже XIX— XX вв. Штернберг был смелым новатором в этом деле.

Немало времени Штернберг уделял пре­подавательской работе, и не только в универ­ситете, но и в средней школе. Он умел живо и увлекательно передавать учащимся знания по математике и физике. Когда в 1900 г. пере­довые московские профессора, несмотря на

210