Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Хорошо, если бы в году было целое число суток — все равно сколько: 365 или 563. Тог­да можно было бы создать точный и удобный календарь. Даже если бы год содержал 3651/2 или 365 1/8 суток, из этих половинок или вось­мушек можно было бы составить целые сутки.

Но год продолжается 365 + 0,24219 ... суток. Очень уж нескладная дробь, и последняя циф­ра — еще не последняя: дробь эта бесконечная. Можем записать ее менее точно и более просто: 365 суток + 5 часов 48 минут 46 секунд.

Из этой «добавки», как ни старайтесь, це­лых суток не составите. Год и сутки, говорят математики, величины несоизмеримые: нельзя в данном случае разделить большее число на меньшее без остатка. Вот почему и получает­ся бесконечная дробь.

Волей-неволей приходится считаться с тем, что есть. Раз год несоизмерим с сутками, зна­чит, нельзя создать идеально точный кален­дарь — это не только трудная, а просто нераз­решимая задача. Но календарь у нас все-таки есть, и без него жить нельзя. Как же люди создавали его?

Предки календаря

Каких только календарей не было у различ­ных племен и народов! Жители тихоокеанских островов Самоа началом года считали то время, когда густыми косяками идет рыба. У других племен год начинался с прилета птиц, появле­ния зайцев или других животных.

Подобные приметы еще в каменном веке служили вехами времени для первобытных охотников и рыболовов. Когда основным сред­ством существования стали земледелие и ското­водство, такие «календари» уже не могли удов­летворить людей: они только указывали, что весна или лето уже наступили, но не пред­сказывали их, не помогали заблаговре­менно предвидеть наступление весны, чтобы подготовиться к обработке земли и посеву.

Правда, еще древние земледельцы понима­ли, что урожай зависит от Солнца, и поклоня­лись ему как творцу — богу света, тепла, са­мой жизни.

Неодинаков путь «божественного» светила в разные времена года: летом оно поднимается выше, чем весной, а зимой проходит ближе к горизонту, чем осенью.

Постепенно был замечен этот «круговорот» Солнца. Но одно дело — заметить и совсем другое — запомнить: ведь письменности еще не было, видимый путь дневного светила изменяет­ся медленно и постепенно в течение целого года, а сколько времени продолжается год, никто не знал.

Легче уследить за стройным движением звезд: ни одна из них не обгоняет соседок и не отстает. Еще первобытные пастушеские пле­мена подметили неизменный узор созвездий и по звездам находили верный путь к станови­щам. Для земледельцев небесные путеводители стали предсказателями времен года.

Одни созвездия, как у нас Большая и Малая Медведицы, видны с вечера до рассвета каждую ночь, другие, например Водолей, словно скры­ваются на зимние месяцы. В это время года они восходят уже после Солнца и тонут в его лучах, а вновь их можно заметить весной.

В древнем Китае близость весны предве­щал Небесный Ковш — созвездие Большой Медведицы: ручка ковша при заходе Солнца «смотрела» в это время на восток. У древних греков «сигнальным» созвездием служили Пле­яды, которые шесть недель не были видны. Как только скрывались они, наступала пора сева.

Такие небесные приметы были и у других народов, но приметы — еще не календарь. Ка­залось бы, проще всего подсчитать, сколько дней проходит от одной весны до следующей, и гадать не придется, когда начинать поле­вые работы. Но в глубокой древности счет был мудреным искусством. К тому же легче считать вещи, чем дни: вещи остаются, а дни исчезают безвозвратно...

Неизвестно, где и когда впервые зародился счет дней по пальцам. Сначала достаточно было одной или двух рук: так возникли пятидневная и десятидневная недели. А когда усложнилось хозяйство и понадобилось заглядывать в более отдаленное будущее, на помощь пришел «не­бесный счетовод» — Луна.

Изменчив видимый лик Луны: то, словно призрак, появляется на западе бледный серп, едва заметный в лучах заходящего Солнца, то серебрится полумесяц, то во всем блеске сияет светлый диск, то начинает он угасать, снова превращаясь в узкий серп, пока совсем не исчез­нет на 2—3 дня. А потом опять возникает тон­кий серп «новорожденного» светила.

Всегда в одном и том же порядке сменяются фазы Луны. Ее загадочные превращения и мяг­кий, вкрадчивый свет, побеждающий мрак но­чи, рождали веру в чудесные силы таинственного светила-божества, равного Солнцу. И многие народы поклонялись Луне, а жрецы — бого-

146