Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

грудь рабочего в упор стреляли гайдамаки, а он стоял невредимый, могучий, бессмертный, как исторически бессмертен рабочий класс.

«Арсенал» Довженко, так же как «Октябрь» Эйзенштейна, «Конец Санкт-Петербурга» Пу­довкина, «Обломок империи» Эрмлера, стал замечательным кинематографическим памятни­ком социалистической революции и граждан­ской войне и положил начало новому, историко-революционному жанру.

Довженко влекла к себе и современная те­ма. В 1930 г. он создает фильм «Земля» — поэтический гимн преобразованию советской деревни. В непримиримой классовой борьбе сталкиваются в фильме коммунисты и кулаки. От руки убийц погибает молодой тракторист. Хоронить убитого выходит все село. Мощная

новая песня летит над колышущимся морем пше­ницы, преследует обезумевшего от злобы и страха кулака. Новое неотвратимо, как вес­на,— утверждал Довженко своим глубоко фи­лософским, поэтическим фильмом.

Эта немая картина дышала предчувствием звука. В неторопливом монтаже, прерываемом надписями, содержащими реплики героев, ощу­щался диалог. Ритм монтажа был музыкален. В заключительной сцене похорон этот ритм рождал ощущение звучащей песни,

Вместе с «Броненосцем «Потемкиным» Эй­зенштейна и «Матерью» Пудовкина «Земля» во­шла в число 12 лучших фильмов всех времен и народов. Молодая украинская кинематогра­фия внесла свой вклад в развитие мирового кино.

ЗАРУБЕЖНОЕ КИНОИСКУССТВО 20-х ГОДОВ

РАСЦВЕТ АМЕРИКАНСКОГО КИНО

Штрогейм, Любич, Де Милль, Флаэрти, Пикфорд, Фэрбенкс

Оставшийся в стороне от трагедии первой мировой войны, американский Голливуд рос как на дрожжах — туда начали съезжаться кинематографисты со всего мира. Щедрость крупнейших банков и концернов, прекрасная техническая оснащенность студий, ловкость сценаристов, приспосабливавших для экрана любое произведение литературы, мастерство и опыт первых режиссеров и, главное, блеск, обаяние и красота актеров, которых ста­ли называть кинозвездам и,— все это вывело американское кино на первое место в мире.

В 20-х годах на студиях Голливуда ставит свои жестоко сатирические фильмы («Алчность», «Веселая вдова») талантливый режиссер Эрих Штрогейм (1885—1957). В это же время Эрнст Любич (1892—1947) создает легкие остроумные комедии («Брачный круг», «Веер леди Уиндермиер»), а Сесиль Де Милль (1881 —1959) пора­жает тяжеловесной пышностью драм на библей­ские темы. Начинает свой творческий путь поэт нетронутой природы и чистоты первобыт­ного человека, замечательный документалист Роберт Флаэрти (1884—1951), автор фильмов

«Нанук с Севера» (1921) и «Моана южных морей» (1925).

Почти два десятилетия горячей любовью публики пользовались обаятельная актриса Мэри Пикфорд (р. 1893) и самый задорный и мужественный из всех киногероев Дуглас Фэр­бенкс (1884-1939).

Мэри Пикфорд была воспитана на студии Гриффита (см. ст. «Рождение кинематографии в США»). Она всегда играла золушек. Очаро­вательная и беззащитная, она смотрела своими огромными темными глазами умоляюще и на­ивно. За неприкосновенность ее белокурых ло­конов, за ее робкий и целомудренный поцелуй совершались необычайные подвиги. Порой ее героиня бывала грациозной и лукавой, порой трогательно комичной, но всегда безукоризненно чистой и доброй. Лучше всего актрисе уда­вались роли провинциальных американских де­вушек («Этот маленький чертенок», «Длинно­ногий дядюшка», «Воробушки» и др.), и, оде­вая костюмы разных эпох («Розита», «Дороти Вернон») и даже выступая в роли мальчика («Маленький лорд Фаунтлерой»), она сохраня­ла женственную мягкость и душевную стой­кость маленькой американки.

Рядом с ней на экране выступал ее муж — Дуглас Фэрбенкс. Одевал ли он средневековые доспехи («Робин Гуд») или восточные шаровары («Багдадский вор»), брался ли за французскую

576