Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

его непревзойденным исполнителем (Ленинград­ский театр оперы и балета им. Кирова).

Имя Татьяны Вечесловой навсегда связано с образом Заремы («Бахчисарайский фонтан»), имя Сергея Кореня — с Меркуцио («Ромео и Джульетта»), Марии Сорокиной — с Лолой («Лола», 1946, музыка Василенко), Аллы Ше­лест — с Эгиной («Спартак», 1956, музыка Хачатуряна). Все это лучшие мастера совет­ского балета.

Одной из самых ярких фигур стал грузин­ский танцовщик и балетмейстер Вахтанг Чабукиани (р. 1910). Он — весь в стихии танца. Игра, мимика, образ — все это растворялось в героическом, вдохновенном порыве. В своих по­становках «Сердце гор» (1938, музыка Баланчивадзе), «Лауренсия» (1939, музыка Крейна), «Отелло» (1957, музыка Мачавариани) Чабукиани утверждал торжество героического мужского танца (Ленинградский оперный театр им. Киро­ва, Тбилисский театр оперы и балета им. Па­лиашвили; см. илл., стр. 542).

Балетный театр 30—40-х годов утвердил в нашей хореографии большие идеи, высоко поднял актерское искусство и традиции класси­ческого танца. Виртуозность Наталии Дудин­ской (р. 1912) не знала себе равных. Это побед­ная песня прекрасного человеческого тела, преодолевающего законы земного притяжения и равновесия. В своих поздних ролях, например в образе белой девушки Сари («Тропою грома», 1958, музыка Караева), балерина подчиняла технику танца актерским задачам раскрытия образа.

Новый этап нашей хореографии обозначился тогда, когда молодой балетмейстер Юрий Гри­горович очень своеобразно решил постановку балета «Каменный цветок» («Сказ о каменном цветке», 1957, музыка Прокофьева). Образность танца рождалась из слияния дви­жений русского народного и клас­сического танца (см. ст. «Народный танец»). Этот балет — поэтичный рассказ о творческих поисках художника. Майя Плисец­кая (р. 1925) — танцовщица с энергичной и броской манерой танца — выступила в партии Хозяйки Медной горы (Большой театр). Лука­вая, а порой простодушная, жестокая и добрая, героиня то сливается с самой русской приро­дой, то превращается в любящую женщину (см. илл., стр. 542). Ярок и дерзок танец Плисец­кой и в классических балетах.

В Ленинградском театре оперы и балета им. Кирова партию Хозяйки Медной горы тан­цевала Алла Осипенко (р. 1932).

Н. М. Дудинская и К. М. Сергеев в балете «Жизель» А. Адана. Ленинградский государственный академи­ческий театр оперы и балета им. С. М. Кирова.

Талантливые балетмейстеры И. Вельский, Л. Якобсон, Н. Касаткина и В. Василёв, Ю. Григорович, О. Виноградов поставили на сценах балетных театров страны новые балеты и возродили постановки классических спектак­лей: «Берег надежды», музыка Петрова; «Конек-горбунок», музыка Щедрина; «Клоп», музыка Отказова и Фиртича; «Двенадцать», музыка Тищенко; «Весна священная», музыка Стра­винского; «Легенда о любви», музыка Меликова; «Щелкунчик», музыка Чайковского; «Золушка» и «Ромео и Джульетта», музыка Прокофьева, и др. В этих балетах выступило новое поколе­ние советских танцовщиков. Яркая индиви­дуальность в любой роли отличает Е. Максимо­ву и В. Васильева, Н. Макарову и Ю. Соло­вьева, Н. Бессмертнову и М. Лавровского, А. Сизову и М. Лиепу, Н. Сорокину и Ю. Вла­димирова, Б. Акимова.

В русской народной пляске, в ее пластич­ности и широте находим мы в зародыше черты, которые стали основными для исполнительской манеры русской школы. А в национальных республиках балетмейстеры часто соединяют движения классического танца с движениями танцев своего народа. Неповторимая нацио-

553