Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Анна Павлова

Лебедь, гибнущий, но до послед­него всплеска рук-крыльев тянущийся к свету... «Умирающий лебедь», соз­данный великой балериной Анной Павловной Павловой (1881—1931),— это поэтическая эмблема русского ба­лета начала XX в. Павлова — лирич­ная, хрупкая, с удлиненными «теку­чими» линиями тела, огромными гла­зами — вызывала в памяти гравюры с изображением романтических бале­рин прошлого века. Ее героини пере­давали чисто русскую мечту о гармо­ничной одухотворенной жизни или тоску и грусть о несбывшемся.

В старые классические балеты бале­рина привносила современное ощуще­ние жизни, превращая экзотический рассказ об индийской танцовщице Никии в высокую трагедию, а повесть об обманутой Жизели в просветлен­ную лирико-психологическую поэму.

Павлова приняла участие в ре­формах М. Фокина (см. ст. «Из ис­тории русского балета»). В спектаклях

Фокина Павлова была то романтиче­ской Сильфидой («Шопениана», на основе музыки Шопена). то молодой девушкой, у которой царица из мести отнимает и умерщвляет возлюблен­ного («Египетские ночи», музыка Аренского), то волшебницей Армидой («Павильон Армиды», музыка Черепнина).

Анна Павловна Павлова была назва­на великой актрисой своего времени.

Она умела разговаривать немым язы­ком танца, то изменяя ритм, то чуть-чуть меняя рисунок пластики. Она оставалась в строгих рамках класси­ки, внося психологичность и совре­менный глубокий смысл в обобщенно-условные балетные образы.

В 1913 г. балерина, покинув Рос­сию, посвятила свою жизнь пропаган­де русской школы балета в самых отда­ленных уголках земного шара.

Анна Павлова танцует «Умирающего лебедя» (музыка К. Сен-Санса).

МАСТЕРА СОВЕТСКОГО БАЛЕТА

До Великой Октябрьской социалистической революции искусство танца, условное и обоб­щенное, считалось искусством для избранных, которое недоступно массе непосвященных. Когда в театр пришли новые зрители, недавно совершившие революцию, они полюбили балет за поэтичность и красоту, но предъявили ему и свои требования. От балета они ждали такого же оптимизма, который был в них самих.

Исполнительское искусство советского бале­та расцветало на традициях русской школы, классического танца. Классический танец про­должал жить и на советской сцене, но видоизме­нялся, обогащался новыми особенностями.

Первый советский балет на современный сю­жет «Красный мак» (музыка Глиэра) был по­ставлен в 1927 г. коллективом Большого теат­ра. Трагический образ маленькой китаянки Тао Хоа создала в этом балете Екатерина Гельцер (1876—1962). Ее искусство говорило, что можно и нужно вернуть себе человеческое достоинство, подняться на борьбу с угнетателями, если да­же эта борьба будет стоить жизни. Екатерина Гельцер была первой балериной, получившей звание народной артистки в Стране Советов.

Танцевальная манера Гельцер была широка и живописна. Технические трудности танца она преодолевала легко и с блеском, увлекаясь ими. Гельцер первая из советских балерин вынесла свое искусство из стен театра на пло­щадки клубов и дворцов культуры. За ней на открытых эстрадах появились и другие мастера советского балета. Это танцовщики Ленинград­ского театра оперы и балета Елена Люком (р. 1891) и Борис Шавров (р. 1900). В 20-е годы они были не только ведущими мастерами бале-

551