Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

защиту Советской Родины. Эта мейерхольдовская постановка состоялась за десять лет до легендарной обороны Брестской крепости.

Герои спектакля «Вступление», по­ставленного в 1933 г. Вс. Мейерхольдом по пьесе Ю. Германа, — инженеры, люди умные и талантливые,—в условиях фашистской Герма­нии обречены влачить тупое и бессмысленное существование. Пьяный, отчаявшийся безра­ботный Гуго Нунбах — артист Лев Наумович Свердлин (р. 1901),— перед тем как покончить с собой, задает горький вопрос: почему он, ин­женер по призванию, лишен возможности стро­ить дома? Почему никому не нужны его зна­ния, умение, талант? На премьере пьесы пред­ставители посольства фашистской Германии демонстративно вышли из зрительного зала.

В то время, когда на улицах немецких горо­дов пылали зажженные фашистами инквизитор­ские костры из книг, особый смысл обрело обра­щение советского театра к произведениям ми­ровой классики. Советский театр стремился утвердить во всем величии человеческое до­стоинство.

Замечательный советский актер Соломон Михайлович Михоэлс (1890—1948) играл ко­роля Лира (1935), легковерно возомнившего, что почести и поклонение со стороны окружаю­щих объясняются не его властью, а его челове­ческими качествами. Поэтому он и отказыва­ется от власти. Но все тут же меняется — от Лира отрекаются все, даже родные дочери.

С. М. Михоэлс в роли короля Лира. «Король Лир» В. Шекспира. Рисунок А. Тышлера. 1942.

Лир Михоэлса на своем собственном трагиче­ском опыте познает жестокую истину, которая царит в мире корысти и насилия.

На сцене Малого театра Александр Алексее­вич Остужев (1874—1953) создал одухотворен­ный образ Отелло («Отелло» В. Шекспира, 1935). Актер играл не трагедию ревности, как многие до него, а трагедию попранного и ко­варно преданного доверия к людям. Большой, чистый, остужевский Отелло, внутренне гар­моничный, верящий в то, что все люди прекрас­ны и благородны и что общество устроено иде­ально, неизбежно должен был погибнуть в мире подлости. Замечательный актер бросал обви­нение всему тому, что в шекспировские вре­мена и в современном мире губило таких лю­дей. Трагедия «Отелло» шла в эти годы во мно­гих театрах страны — столь близкой и волную­щей была ее тема (см. ст. «Мастера советских национальных театров»).

А на сцене Камерного театра разыгрывалась другая трагедия. В спектакле «Мадам Бовари», поставленном по роману Г. Флобера в 1940 г., трагедия была неразрешимой, гибель неизбежной, потому что Эмма Бовари (А. Коонен) — искренний и цельный человек — ни на секунду не могла смириться с окружающей ее жалкой жизнью и лживыми, ничтожными людьми. Среди них она со своими высокими и бес­компромиссными порывами была безнадежно одинока.

Большую дорогу драматургии Горького от­крыла на сцены советских театров постановка пьесы «Егор Булычов и другие» в Театре им. Евг. Вахтангова (1932).

Булычов в исполнении Бориса Васильевича Щукина (1894—1939) был удивительно акти­вен. Он боролся за жизнь,— не только за свою собственную, но и за ту, что идет на смену нена­вистному старому царству. И со всей нера­страченной силой, веселой энергией Булычов — Щукин крушил это царство, беспощадно сры­вал маски с его обитателей, обнажая их сущ­ность (см. ст. «Искусство социалистического реализма»).

Лучшим горьковским спектаклем во МХАТе стали «Враги» (1935). Пьесу эту поставил Владимир Иванович Немирович-Данченко, иг­рали в ней почти все ведущие актеры театра, оформлял один из крупнейших театральных ху­дожников — В. Дмитриев. Мир хозяев фабрики Скроботовых и мир тех, кто работает на них, противостоят друг другу. Непримиримо враж­дебны друг другу бесчеловечный жестокий про­курор Скроботов — Н. Хмелев, выживший из

523