Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Сцена из спектакля «Оптимистическая трагедии» Вс. Вишневского. Камерный театр. Москва. 1933.

В роли Комиссара А. Г. Коонен.

Сцена из спектакля «Принцесса Турандот» К. Гоцци в постановке Е. Б. Вахтангова. Театр

им. Евг. Вахтангова. Москва. 1940.

(К ст. «Путь советского театра»)

 

 

 

 

 

 

Сцена из спектакля «Лес» А. Н. Островского. Ленинградский театр драмы им. А. Г.. Пушкина

1948. Счастливцев — А. Ф. Борисов (справа) Несчастливцев — Ю. В. Толубеев.

Сцена из спектакля «Варвары» М. Горького. Ле­нинградский Большой драматический театр им. М. Горького. 1959. Надежда—Т. В. Доронина, Цыганов — В. И. Стржельчик.

Сцена из спектакля «Баня» В. В. Маяковского.

Московский театр сатиры. 1953. Победоносиков—Г. П. Менглет.

Сцена из спектакля «Обыкновенная история» (по роману И. А. Гончарова). Театр «Современник». Москва. 1966. Петр Адуев — М. М. Козаков (справа), Александр Адуев — О. П. Табаков.

(К ст. «Путь советского театра»)

Станиславский выпускает еще один велико­лепный классический спектакль — «Женитьба Фигаро» Бомарше (1927). И здесь режис­сер по-новому, с позиций современности показал зрителю старинную комедию французского дра­матурга. Главными героями спектакля стали веселые и жизнерадостные люди из народа — Фигаро и Сюзанна, которые сумели отстоять свое счастье.

ГЕРОИ РЕВОЛЮЦИИ НА СЦЕНЕ

Спектаклю «Шторм», рассказывающему о самых тяжелых годах гражданской войны (пьеса В. Билль-Белоцерковского), суждено было первому открыть путь героям революции на театральные сцены (1925, Театр им. МГСПС (ныне Театр им. Моссовета). Роль Братишки — матроса Виленчука играл В. Ванин. В том же году Театр им. Евг. Вахтангова (так стала называться III студия МХАТ) сыграл драму «Виринея» Л. Сейфуллиной. Режиссером этого спектакля был Алексей Дмитриевич По­пов (1892—1961) — ученик Станиславского и Вахтангова. Попов ставил спектакли для рабо­чего зрителя в Костроме. «Большевистскую кос­точку» я почувствовал и распознал гораздо рань­ше, нежели многие мои московские товарищи,— писал он впоследствии,—и этим я обязан Кост­роме и тому, что с первых месяцев Октябрьской революции ринулся в живое, увлекательное дело». Режиссер принес в театр острое ощуще­ние современности.

Малый театр в 1926 г. поставил пьесу К. Тре­нева «Любовь Яровая», где Вера Ни­колаевна Пашенная (1887—1962) великолепно сыграла роль учительницы Яровой. Героиня переживает мучительный процесс переоценки всей своей прежней жизни, с болью вырывает из души старые привязанности и привычки и бесповоротно встает на сторону народа. Образ матроса Шванди создал С. Кузнецов. По словам режиссера Л. Прозоровского, это был «пылкий романтик революции, брызжущий юмором, жиз­нерадостностью, находчивостью и типичной русской сметкой».

А в конце 1926 г. современная тема пришла, наконец, и на сцену Художественного театра. Большой разговор о победившей революции театр начал спектаклем «Дни Турбиных» М. Булгакова. Главное в нем — неизбежность краха врагов, даже самых сильных, убежденных в правоте своего дела, таких, как белогвар-

В. Н. Пашенная в роли Любови Яро­вой и В. Р. Ольховский в роли по­ручика Ярового. «Любовь Яровая» К. А. Тренева. Малый театр. Москва. 1926. Рисунок.

дейский полковник Турбин (артист Николай Павлович Хмелёв; 1901—1945). А если даже этот враг — умный, сильный — терпит круше­ние и сознает свою трагическую обреченность, значит, народ действительно непобедим. С та­ким ощущением уходили зрители.

Та же мысль с еще большей силой про­звучала в знаменитом «Бронепоезде 14-69» Вс. Иванова, поставленном Стани­славским к десятилетию Великого Октября. Герои спектакля — те, кто совершил револю­цию. Василий Иванович Качалов (1875—1948) играл сибирского крестьянина Никиту Вершинина, который постигал большевистскую правду на горьком и трагическом опыте своей жизни. Неразрывными нитями Вершинин свя­зан с председателем подпольного ревкома Пеклевановым. Играя этого большевистского руко­водителя, Н. Хмелев отказался от возвышен­ного пафоса. Перед зрителями предстал близо­рукий, в очках, человек интеллигентного вида. Он задумчив, медлителен, даже несколько рассеян, кажется чудаковатым. И в то же вре­мя обладает огромной силой убежденности. В хмелевском Пеклеванове воплотилась мечта Станиславского показать революцию «через душу человека».

521