Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

А. Блока создается Большой драматический театр (1919) — «театр трагедии, романтической драмы и высокой комедии». С его сцены в ис­полнении Ю. Юрьева звучали смелые монологи маркиза Позы, поднявшего голос протеста против кровавого короля средневековой Испа­нии Филиппа II («Дон Карлос» Шиллера).

В Москве на подмостки старейшего Малого театра гордо выходил герой трагедии А. К. Тол­стого «Посадник» — мудрый и стойкий защитник народной вольницы Новгорода, окру­женного врагами.

А сразу же после освобождения города от белогвардейцев в Киевском русском театре ре­жиссер К. Марджанов (см. ст. «Мастера совет­ских национальных театров») ставил героиче­скую драму Лопе де Вега «Овечий источник» (1919). Спектакль, шедший под звуки канонады боев с белогвардейцами, рассказывал о народной борьбе за свободу. И охваченные единым порывом зрители — красноармейцы, завтра уходившие на фронт,— запевали «Ин­тернационал». «Нам казалось, что мы готовы идти драться против Европы до самой Испа­нии»,— вспоминал об этом времени драматург Вс. Вишневский.

Сцена стала политической трибуной, ее за­хватывал «бурный, бьющий весенним половодь­ем, выходящий из всех берегов митинговый демократизм трудящихся масс» (В. И. Ле­нин).

Создателями первых, еще незрелых пьес о революции были бойцы, политработники, аги­таторы. Они считали сочинение пьес разновид­ностью своей партийной работы и стремились использовать театр для агитации. Наиболее талантливые — В. Билль-Белоцерковский, Вс. Вишневский (см. т. 11 ДЭ, статьи раздела «Советская литература») — стали впоследствии крупнейшими советскими драматургами. Но большинство из них остались безвестными. Иные, подобно автору пользовавшейся большим успехом драмы «Красная правда» комиссару А. Вермишеву, погибли в боях гражданской войны.

Нередко агитационный театр ставил свои постановки прямо на городских площадях, его исполнителями наряду с актерами были красно­армейцы. Они помогали разыгрывать грандиоз­ные праздничные представления: «Блокада Рос­сии», «Взятие Зимнего дворца» — в Петрограде; в Москве — «Пантомима Великой революции»; в Одессе — «Восстание на броненосце «Потем­кин»; в Иркутске на берегу Ангары — представ­ление «Борьба труда и капитала», поставленное

молодым актером и режиссером Н. Охлоп­ковым. Огромной популярностью пользова­лись инсценированные суды: «Суд над Вран­гелем», «Суд над кронштадтскими мятежниками» и другие.

Созданные самим народом, во многом несо­вершенные, агитационные спектакли были исто­ками советского профессионального театра, его боевой юностью.

ТЕАТР И РЕВОЛЮЦИЯ

Автором первой подлинно художественной агитационной пьесы «Мистерия-Буфф» стал В. Маяковский. Старые профессиональные театры Петрограда отвергли ее из-за новаторской сути, смелого и грубого народного языка. И тем не менее в день первой годовщины Октябрьской революции состоялась премьера. Сам поэт играл в этом спектакле три роли. А режиссером был Всеволод Эмильевич Мейерхольд, который про­шел до революции большой и сложный путь в искусстве (см. ст. «Русский театр конца XIX— начала XX в.»).

Союз Мейерхольда и Маяковского был сою­зом единомышленников, близких в главном — в утверждении боевой партийной страстности советского театра. И Маяковский и Мейерхольд умели прямо и мужественно заявить со сцены, без всяких обиняков, кого они ненавидят и кого любят. Стремясь придать своему искусству наибольшую выразительность и остроту, они широко использовали возрожденные агита­ционным самодеятельным театром элементы на­родного балагана, театра Петрушки, лубка, даже цирковой клоунады.

В «Мистерии-Буфф», вторично поставленной Мейерхольдом уже в Москве (1921), роль одного из чертей исполнял известный артист цирка В. Лазаренко. Приемами балагана высмеивались семь пар «чистых» — эксплуататоры разных национальностей. Им противостояли «нечис­тые» — батрак, рудокоп, кузнец, швея и дру­гие, изгоняющие «чистых» и идущие к земле обетованной будущего. Роль Соглашателя-мень­шевика, растерянного, мечущегося между «чи­стыми» и «нечистыми», пытающегося их при­мирить и получающего отовсюду тумаки, с блес­ком играл молодой Игорь Владимирович Иль­инский (р. 1901). Вообще этот спектакль шел как веселый, праздничный митинг победи­телей,— ведь окончилась гражданская война и Советская республика с оружием в руках отстояла свое право на существование.

518