Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

роль Расплюева в «Свадьбе Кречинского» Сухово-Кобылина, Алекси-Месхишвили заставлял зрителей «взглянуть в темную душу искалечен­ного человека».

Азербайджанский трагик Гусейн Араблинский (1881—1919) утверждал в своем твор­честве антикрепостнические, антирелигиозные идеи; он играл людей, протестующих против феодальных порядков (героев пьес Н. Везирова, А. Ахвердова).

Реалистические и романтические черты соче­тали в своем искусстве актеры разных нацио­нальных театров. Армянский актер Ованес Абелян (1865—1936), играя роли Отелло, короля Лира, капиталиста Элизбарова («Из-за чести» А. Ширванзаде), выражал передовые устремле­ния своего времени с огромной силой и эмоцио­нальным порывом.

Одухотворенная игра Марии Константинов­ны Заньковецкой (1860—1934), которую назы­вали «украинской Ермоловой», была неразрывно связана с защитой интересов народа. Заньковецкая создала глубоко драматичные образы украинских женщин, раскрыла их горькую участь и не сломленный страданиями дух (Хари-типа в «Батрачке» — пьесе драматурга и актера И. Карпенко-Карого, Наталья в пьесе П. Мир­ного «Лимеривна»). А сыгранные ею роли ук­раинских девушек (Наталка в «Наталке-Пол­тавке» И. Котляревского и др.) отличались свет­лой жизнерадостностью, грацией и обаянием.

Горячо, взволнованно играл Николай Кар­пович Садовский (1856—1933) героические роли Назара Стодоли, Богдана Хмельницкого, Саввы Чалого в одноименных пьесах Т. Шевченко, М. Старицкого, И. Карпенко-Карого. Всю лю­бовь к родной земле, своему народу вкладывал он в них. И в то же время острой обличительности был полон образ Городничего. Украин­ские актеры, как и многие основоположники сценического искусства народов СССР, высоко ценили общественную роль театра. «Сцена была для меня той трибуной, с которой мы выступали на защиту простого народа»,— говорил выдаю­щийся актер-реалист Панас Карпович Саксаганский (1859—1940).

В начале 90-х годов в театрах народов Рос­сии развивается режиссерское искусство. Г. Петросян, О. Севумян в армянском театре, украинские актеры, режиссеры и драматурги М. Кропивницкий, И. Карпенко-Карый, А. Миерлаук на латышской сцене, А. Вийра на эстонской и другие мастера выдвигали требования ансамблевости, т. е. слитности всех эле­ментов театрального зрелища с игрой испол­нителей. Они ставили целью выявить в спек­такле главную идею и найти ее выразительное художественное решение.

Передовые художники народов царской Рос­сии глубоко сочувствовали революционному дви­жению и участвовали в нем. Алекси-Месхишвили откликнулся на революцию 1905 г. Он читал перед рабочими революционные стихи, выступал на баррикадах. Спектакли Кутаис­ского театра, которым он руководил, превра­щались в пламенные митинги. Со страстной силой зазвучал в его спектаклях протест против социальной несправедливости («Кай Гракх» В. Монти, «Ткачи» Г. Гауптмана).

Грузинские, армянские, украинские, бело­русские актеры выступали в селах, на заводах, в шахтах. В Тифлисе и Баку открывались театры, ставившие спектакли для широких масс, возникали любительские труппы в среде рабочих («Гамийет» в Азербайджане, «Авчальская аудитория» в Грузии, «Аусеклис» в Лат­вии).

Передовые художники национальной сцены опирались на опыт русской культуры, литера­туры и искусства, тесно связанных с освободи­тельным движением в России.

В годы революционного подъема появилось несколько спектаклей, отражающих борьбу рабочего класса («Стачка» А. Вардавяна в ар­мянском театре, «Медный рудник» С. Мусеви в азербайджанском и др.).

Но реакционные круги всячески препятство­вали развитию передового искусства и порой подчиняли тех или иных художников своему влиянию. Кризис театрального искусства осо­бенно усилился с господством буржуазных на­ционалистов, временно захвативших власть (1917 —1920). Они беспощадно подавляли пере­довые устремления народа, уничтожали лучших представителей интеллигенции. Был убит заме­чательный азербайджанский актер Гусейн Араблинский, многие талантливые артисты не могли выступать на сцене.

Только в Советской стране, где освобожден­ное искусство стало принадлежать свободному народу, таланты художников национальной сце­ны обрели возможность для всестороннего рас­цвета (см. ст. «Мастера советских национальных театров»).

СОВЕТСКИЙ ТЕАТР

ПУТЬ СОВЕТСКОГО ТЕАТРА

НОВЫЙ ЗРИТЕЛЬ И НОВЫЙ ТЕАТР

Спектакль существует только в тот момент, когда он создается на глазах у зрителей. Театру далеко не безразлично, кто его зрители и какого искусства они жаждут.

Великая Октябрьская революция широко раскрыла двери театров перед рабочими, крестьянами, солдатами. Новый зритель с жадностью приобщался к богатствам русской и мировой классической драматургии — пьесам Лопе де Вега, Шекспира, Мольера, Шиллера, Грибое­дова, Гоголя, Островского, Чехова, Горького. Особенно близкими по духу для народного зрите­ля в тот момент оказались спектакли, в которых действовали герои прошлого, восстающие против тирании. Их романтические свободолюбивые призывы получали восторженную поддержку у зрителей, подхватывались в буре революции. В Петрограде по инициативе М. Горького и

Москва. 1937. В роли В. И. Ленина — Б. В. Щукин, в роли Ивана Шадрина — И. М. Толчанов.

На фотографии: сцена из пьесы «Человек с ружьем» Н. Ф. Погодина. Театр им. Евг. Вахтангова.

517