Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.
Банкетный зал на свадьбу chenonceau.ru.

Этим он подготовил многие достижения романтизма в театре.

Театр, возглавляемый Тальма, стал театром революции. Все самые революционные пьесы шли здесь.

Обе труппы старейшего театра Франции соединились только тогда, когда революция фактически завершилась.

Если театр приблизился к революционному клубу, то народные демонстрации, напротив, театрализовались.

Раньше театры избегали массовых сцен, теперь ими увлекались. Раньше объемная деко­рация составляла исключение, но вскоре ей

суждено было стать необходимой. Прежде со­временные манеры и нравы считались запретны­ми для классицистического театра высоких стра­стей, теперь же для них открывалась дорога.

Людям, совершившим революцию, хотелось казаться римскими героями. Они словно стес­нялись своего обыкновенного облика. Этот исто­рический маскарад, эти римские маски скры­вали под собой истинно народные и современ­ные страсти.

Но романтики, начавшие поколением позже борьбу против классицизма на сцене, не всегда понимали, как помогли будущей победе роман­тизма революционные классицисты.

ТЕАТР XIX в.

Необычайное богатство творческих дарова­ний и национальных сценических традиций, возникновение режиссуры как искусства — ха­рактерные черты западноевропейского театра XIX в.

Еще на грани XVIII и XIX вв. в Германии великий писатель Гёте (см. т. 11 ДЭ, ст. «Иоганн Вольфганг Гёте») возглавил Веймарский при­дворный театр и создавал там спектакли, в которых все: и актерская игра, и музыка, и декорации — было подчинено единой художест­венной задаче. Вскоре Гёте пригласил в Веймар своего друга Шиллера (см. т. 11 ДЭ, ст. «Фрид­рих Шиллер»), который для этого театра напи­сал все свои последние пьесы и вместе с Гёте руководил их постановкой. Они хотели театра поэтического и героического, но мечты о чело­веке будущего были так неясны, утопичны, а жизнь немецких бюргеров — мещан столь про­заична, ничтожна, что в искусстве актеров Вей­марского театра оказалось мало жизненно прав­дивых черт. И все-таки веймарский класси­цизм — важный этап развития театра, потому что там рождалось искусство режиссуры.

К началу XIX в. европейский театр расте­рял многие свои ценные завоевания. Повсюду в театрах для высшего общества вновь воцари­лось величественное, но холодное искусство классицизма, утратившего после французской революции 1789—1794 гг. страстную граждан­ственность. Театр как бы прославлял разум­ность, устойчивость буржуазного строя.

Напуганные французской революцией, пра­вители всех стран повели борьбу против народных театров, боясь воздействия на зрителя звучащих со сцены смелых, благородных слов о свободе, о правах человека.

Во Франции революционный «Декрет о сво­боде театров» отменили, большинство театров в Париже закрыли. Только «Комеди Франсез» разрешалось играть литературную драму и со­ставлявшие гордость Франции пьесы Корнеля, Расина, Вольтера, Мольера, Бомарше и дру­гих. Четыре театра для «черни» — «Водевиль», «Варьете», «Амбигю Комик» и «Гете» — до­вольствовались пантомимами, феериями, раз­влекательными водевилями или кровавыми приключенческими пьесами — мелодрамами. Театры для народа должны были только забав­лять его, отвлекать от борьбы или убеждать в справедливости правителей и господ. За ис­полнением этих правил неусыпно следила по­лиция.

В Англии монопольные права играть лите­ратурную драму — Шекспира, Бена Джонсо­на, Шеридана — до 1843 г. принадлежали толь­ко двум театрам в Лондоне — «Друри-Лейн» и «Ковент-Гарден».

В раздробленной на мелкие княжества Гер­мании было множество придворных театров, где шли главным образом бездарные пьесы, про­славлявшие династии правителей. А остальны-

«ТЕАТР НАКАЗУЕТ ТЫСЯЧИ ПОРОКОВ, ОСТАВ­ЛЯЕМЫХ СУДОМ БЕЗ НАКАЗАНИЯ, И РЕКОМЕН­ДУЕТ ТЫСЯЧИ ДОБРОДЕТЕЛЕЙ, О КОТОРЫХ УМАЛЧИВАЕТ ЗАКОН».

Ф. ШИЛЛЕР

485