Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Мольер многие годы сам выступал на сцене, по преимуществу в комедийных ролях. Еще в молодости он организовал «Блистательный театр». Потерпев неудачу в Париже, труппа отправилась в провинцию, где и развернулось актерское дарование Мольера. Вернувшись в Париж, Мольер поражал зрителей широтой сво­его артистического диапазона. Он был неподра­жаем в ролях слуг — Маскариля, Сганареля, Скапена, добродушных комических героев — Оргона («Тартюф»), Журдена («Мещанин во дворянстве»), Аргана («Мнимый больной»). Он великолепно играл роли вольнолюбивого Альцеста («Мизантроп») и злобного Гарпагона («Скупой»).

Мольер был и прекрасным учителем сцени­ческого искусства. В его труппе блистала целая

Ж. Б. Мольер в роли Сганареля в комедии «Дон Жуан».

плеяда актеров и актрис: М. и А. Бежар, К. Дебри, Лагранж, М. Барон и другие. Их игра отвечала главному требованию Мольера: «Вник­ните в сущность ваших ролей и вообразите себе, что вы то самое лицо, какое представляете» (на сцене). Жизнь и душу его спектаклям сооб­щали действенность и яркость, унаследованные от народных фарсов (см. ст. «Театр в средневе­ковой Европе»).

Мольер выступал за искусство сценической правды, сохраняя при этом принцип изображе­ния характеров как типов, присущий театру классицизма (см. ст. «Театры Парижа и Лондона XVII—XVIII вв.»).

ТЕАТРЫ ПАРИЖА И ЛОНДОНА XVII—XVIII ВВ.

Житель Лондона и Парижа порой оказы­вается сегодня на спектакле в том же самом здании, где когда-то актеры выступали перед господами в пудреных париках и расшитых камзолах. Если бы сегодняшний зритель пере­несся в XVIII в. в зал театра «Комеди Франсез» (театра французской комедии), основан­ного в 1680 г., то его поразило бы многое.

...Перед сценой на паркетном полу стоят отгороженные от зала перильцами стулья и пюпитры для музыкантов, затем еще три ряда кресел» а потом паркет обрывается,— и на простом дощатом полу нет ни скамей, ни стуль­ев. Пусты и семь широких ступеней амфитеатра. И так же пуста сцена. Ее можно видеть всю — она без занавеса, у нее есть кулисы, но не видно никаких декораций. Кончается сцена рисо­ванным задником.

Иногда на сцене публики набивается столь­ко, что актерам приходится проталкиваться на авансцену.

Хорошо, что на сцене актерам не нужно много места. Ведь движутся они медленно, с достоинством, никогда не отворачиваясь от публики. Жесты их красивы, отточенны, голоса звучны и поставлены, как у оперных певцов, походка балетная. Мужчины все как на подбор — красавцы огромного роста. Одеты они в парчо­вые панцири и странные юбочки под не менее странным названием «тоннеле» — «бочонок». На головах актеров — огромные парики и рим­ские шлемы, на ногах — красные сапоги. Акт­рисы кажутся рядом с ними небольшими и хрупкими, но при сравнении со зрительни­цами сразу видно, как они величавы, вырази­тельны, высоки. Это — классицистиче­ский театр XVII—XVIII вв., его актеры и актрисы. Но постепенно, незаметно сцена ме­нялась и менялись актеры.

В начале XVIII в. одним из ведущих актеров театра «Комеди Франсез» стал ученик Мольера— Мишель Барон (1653—1729; см. ст. «Жан Батист Мольер»). Он начал проводить свою реформу театра, и классицистическая манера игры ста­ла ближе к правде. Люди, которых изображал на сцене Барон, были живее, человечнее, чем прежде. Они уже не декламировали, а говори-

«МЫ НИКОГДА НЕ ДОЛЖНЫ ЗАБЫВАТЬ, ЧТО ТЕАТРАЛЬНЫЕ ПОДМОСТКИ СЛУЖАТ ВСЕНА­РОДНОЙ ШКОЛОЙ».

К. ГОЦЦИ

481