Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ным концом, наделив Золушку сказочно счастливой судьбой.

Он знал цену труду. С самых ранних лет му­зыка вошла в его жизнь повседневным упорным трудом. К 12 годам он уже написал множество песенок, маленьких пьес для фортепиано и две оперы — «Великан» и «На пустынных остро­вах»; либретто для этих опер были составлены самим юным композитором.

Год спустя, осенью 1904 г., 13-летний Сережа Прокофьев предстал перед экзаменационной ко­миссией Петербургской консерватории. Экзамен вел Римский-Корсаков. «Это мне нравится!» —весело воскликнул он, увидев маленького Про­кофьева, сгибавшегося под тяжестью двух па­пок, где были сложены его сочинения.

Блестяще выдержав испытания, Прокофьев был принят в консерваторию. Он учился у Н. А. Римского-Корсакова, А. К. Лядова, изве­стной пианистки А. Н. Есиповой.

По-настоящему значительные и зрелые ве­щи Прокофьев сочинил незадолго до оконча­ния консерватории и не раз исполнял их сам, выступая как пианист в концертных залах Пе­тербурга. Наиболее крупные из них — Первая и Вторая фортепианные сонаты, Первый кон­церт для фортепиано с оркестром. Этот концерт С. С. Прокофьев сыграл на выпускном экзамене по фортепиано (в 1914 г.), завоевав премию имени Антона Рубинштейна.

20-летний пианист и композитор сразу же приобрел известность. Он пришел в музыку с новыми идеями, со своим пониманием жизни и искусства. Все, что он писал, было новым по манере и по содержанию, молодым, здоро­вым, смелым.

В музыке Прокофьева, так же как и в сти­хах его современника Маяковского (см. т. 11 ДЭ, ст. «В. В. Маяковский»), рождались образы юности, борьбы и победы, образы нового мира, шедшего на смену отжившему. Художники от­носились друг к другу с искренней симпатией и большим интересом. Недаром композитор бережно хранил экземпляр поэмы «Война и мир» с надписью: «Председателю земного ша­ра от секции музыки — председатель зем­ного шара от секции поэзии. Прокофьеву — Маяковский».

Окончив консерваторию, Прокофьев много лет выступал как пианист и композитор во Фран­ции, Италии, Испании, Англии, Бельгии и Аме­рике. На сценах театров Парижа, Нью-Йорка и Чикаго ставились оперы и балеты, которые он создал в те годы. Но даже в годы жизни за границей все помыслы композитора постоянно

были обращены к Родине. Образы русской ли­тературы и народного искусства оживали во всем, что он писал вдали от Родины (опера «Любовь к трем апельсинам» по сказке К. Гоц­ци, 1919, балет «Блудный сын», 1928).

С русской сказкой мы встречаемся в четырех пьесах для фортепиано, которые Прокофьев на­звал «Сказки старой бабушки» (1918). Мерная, неторопливо разверты­вающаяся мелодия вызывает в нашем вообра­жении знакомые картины: не Аленушка ли это с братцем Иванушкой спасается в лесу от злой мачехи или царевна на Сером волке пробирает­ся через заросли? Сама мелодия, в которой слы­шится ровный, убаюкивающий голос, рождает обороты народной музыкальной речи, причуд­ливые сказочные образы.

В 1932 году Прокофьев вернулся на родину. Он с радостью принял участие в строительстве советской культуры. «Я очень стремился вклю­читься в работу над советской тематикой»,— вспоминал он впоследствии. Композитора осо­бенно привлекали героика строительства, об­раз нового человека, его борьба и преодоление препятствий. Но крупные произведения на эти темы появились позднее, а в те годы он писал для кино, драматического и оперного театра, музыку для детей: симфоническую сказку «Петя и волк», детские песенки («Болтунья», «Слад­кая песенка»), сборник пьес для фортепиано — «Детская музыка». Как ни один компо­зитор, Прокофьев умел весело и остроумно рас­сказать в музыке о смешных играх и комичных событиях. Вот, например, из-за былинки важ­но выползает кузнечик — композитор звуками передает это в забавном марше «Шествие куз­нечиков». Красивой мелодией рисует он радугу и дождь, светлый лунный вечер («Ходит месяц над лугами»).   

Для своей симфонической сказки «Петя и волк» (1936) о пионере, поймавшем сви­репого волка с помощью храброй птички, ком­позитор сам сочинил слова, которые читаются в перерывах между музыкальными картинами. Начинается сказка так: «Рано утром пионер Петя открыл калитку и вышел на большую зеленую лужайку». Дальше рассказывает му­зыка. Скрипки играют веселую мелодию: это мелодия Пети. Каждое действующее лицо сказ­ки имеет свою мелодию (лейтмотив), которая звучит у одного определенного инструмента. Мелодии развиваются, изменяются, сплетаются, сталкиваются, и, слушателям легко понять ход всей истории и переживания героев. Разме­ренная и однообразная мелодия, которую иг-

449